Новости Зеленодольска

Зеленодольский фронтовик уверен, что он родился в рубашке: иначе бы ему не выжить в той страшной «мясорубке»

Ветеран Великой Отечественной Юрий Александрович Любавин, закрывая глаза, до сих пор слышит вой снарядов, вырывающихся из реактивной системы залпового огня БМ-31-12, которую в противовес легендарной «Катюше» назвали по-мужски - «Анд­рюшей».

Это была сверхсекретная установка, усиленный вариант «Катюши». По словам ветерана, каждая машина минировалась: на ней стояла толовая шашка с двумя бикфордовыми шнурами для подрыва в случаях угрозы захвата противником. Инструкция предписывала: шнур подлиннее поджигать, когда от немцев еще можно было уйти, покороче - когда этого сделать было уже нельзя - установка должна подорваться вместе с экипажем…
Вот на таком тайном оружии выпало воевать 17-летнему ивановскому пареньку Юрке Любавину. «Не всякого допускали к «Андрюше», только коммунистов и жителей центральной России». Но дело, скорее всего, в другом. Ветеран рассказывает, с каким трудом бойцы управлялись с тяжелыми «андреевскими» снарядами - такое по плечу только рослым и крепким мужикам. Наш герой и сейчас впечатляет, а в то время, когда большинство мужчин были «метр с кепкой», он выглядел великаном - 1.80 м роста!
Я появился на свет крупным - 5,2 килограмма, и можно сказать - в рубашке. Иначе как бы я выжил в той «мясорубке»?
Действительно, солдат не раз ходил по краю смерти, и все же его «охранной грамотой» можно считать именно «Андрюшу», на которой он прошел от Западной Украины, через Польшу до Берлина. Батареи с БМ-31-12 не устанавливались близко к линии фронта, дальность стрельбы позволяла, кроме того, сверхсекретный режим эксплуатации накладывал отпечаток и на условия службы. Историки утверждают, что за время войны (а первое боевое применение «Андрюши» состоялось в июле 1942 года) было потеряно всего сто единиц этой техники, и среди них - машина, на которой служил наш герой.
- По вине растяпы-офицера, - до сих пор негодует Юрий Александрович. - Над нами закружил самолет-разведчик, а этот офицер давай палить по нему из пистолета - сбить захотел. В результате только выдал место расположения батареи. Большинство машин стояли в лесу, а наша - на просеке. Через 20 минут прилетели бомбардировщики, и тут началось такое... На «Андрюшах» по 12 ракет, если бы они взорвались, был бы всем конец. В нашу машину угодила одна из бомб, но в боезаряд не попала, а тот на счастье не сдетонировал.
Ветеран гордится, что на их направлении залп из «Андрюш» предвосхитил знаменитую ночную артподготовку перед штурмом Берлина. «Небо от трассерных следов осветилось как днем. Даже было видно, как ракеты летят. Вой стоял невообразимый. А за день перед штурмом нам выдали новое обмундирование, гимнастерки - как на парад. Взятие Берлина - как праздник».
По военной специальности Юрий Александрович - стрелок-радист, и среди своих боевых наград больше всего ценит медаль «За отвагу», «заработанную» под пулями при подключении антенны к вражескому кабелю. Он спас тогда часть от бомбардировки своими самолетами - в тыл успели передать радиограмму с координатами батареи.
По словам Юрия Александровича, война закончилась еще в конце апреля. Но фашисты в некоторых местах продолжали сопротивляться с фанатизмом обреченных. Такие очаги в мае 45-го «тлели» в Чехии. 19-ая Гвардейская бригада, в которой служил Ю.Любавин, была брошена под Прагу. До 1950 года служил в Австрии.
Вернувшись, фронтовик пошел учиться в Ивановский индустриальный техникум, распределился в Зеленодольск на завод им.Горького в отдел главного энергетика. «А там одни женщины. У них на уме - трали-вали, что где продавали. Я запросился на более серьезную работу». Так, он оказался на подстанции, на которой в разных должностях трудился более 35 лет. На «гражданке» увлекся фотографией. Любил снимать своих близких, природу и виды нашего города. Мы познакомились с Юрием Александровичем, когда он откликнулся на призыв «Зеленодолки» присылать архивные фото городских пейзажей.
У него много фотоальбомов, со страниц которых в основном смотрят лица родных, друзей и товарищей-фронтовиков. Но один из самых любимых снимков - маленькая, плохого качества карточка, на которой изображена та самая установка «Андрюша». Ветеран говорит, что фотограф, которого он уже не помнит, здорово рисковал: за снимок тайного оружия СССР могли и за решетку упечь!

Реклама
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: