Новости Зеленодольска

Летопись мужества

2020-й – Год памяти и славы, согласно Указу Президента Российской Федерации Владимира Путина с целью сохранения исторической памяти и в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов.

Редакция газеты «Зеленодольская правда» решила неформально подойти к освещению главной темы года. Наш проект «Летопись мужества» – это доскональное изучение местных архивных материалов, связанных с войной и тылом, с привлечением краеведов, волонтёров и общественных организаций. С системной публикацией изученных и открытых новых фактов и героев.

А главная цель проекта «Летопись мужества» – сохранение памяти для молодого поколения, чтобы это служило будущему, воспитывало настоящих патриотов, раскрывало Настоящую правду Поколения победителей.

 

 

 

«А завтра была война...» - 1941-й: Зеленодольск в канун суровых испытаний

 

В старых подшивках «Зеленодолки» – вся история нашего города. Пожелтевшие от времени страницы дают и представление о том, чем жил Зеленодольск накануне Великой Отечественной войны.

В 1941 году Зеленодольск был небольшим городком с населением в 37 тысяч человек. Ежедневно местная контора связи обрабатывала до 2000 корреспонденций и доставляла в Зеленодольск 3,5 тысячи газет и журналов. Для горожан работали более 20 библиотек с книжным фондом в 90 тысяч томов.

В трёх клубах демонстрировались фильмы. Строился четвёртый, на 600 мест (нынешний ДК «Родина»). В начале 1941 года премьеры картин «Салават Юлаев» и «Валерий Чкалов» прошли при переполненных залах. Только ленту о легендарном лётчике, роль которого сыграл уроженец соседнего Верхнеуслонского района Татарии актёр Владимир Белокуров, за первые три дня проката посмотрели более 6,5 тысячи зеленодольцев. Цифра просто фантастическая, даже по сегодняшним меркам!

Но не одним лишь кино жил предвоенный Зеленодольск. Так, в середине июня 1941 года в клубе фанерного завода №3 состоялся литературный вечер, посвящённый творчеству русского драматурга А.Островского, а самодеятельный театр подготовил к показу спектакль по пьесе классика «На бойком месте». Постановку осуществила режиссер-общественник Маврина, в ролях были заняты Хорьков, Панова, Иванов, Коровин, Гришин. 

А сколько запланировано мероприятий, которым не суждено было сбыться из-за войны. В том же июне правление клуба им. Парижской Коммуны достигло соглашения со Всесоюзным концертным объединением о гастролях лучших мастеров искусств СССР. В течение лета перед зеленодольцами должны были выступить популярный эстрадный певец той поры Вадим Козин, первый исполнитель знаменитой песни «В парке Чаир» Аркадий Погодин и джаз-оркестр Якова Скоморовского, с которым в конце 30-х успешно сотрудничала Клавдия Шульженко. А также звезда советской оперной сцены, солист Большого театра Сергей Яковлевич Лемешев. Но началась война…

На лето 1941 года было запланировано и много спортивных соревнований. За сезон зеленодольские спортобщества обещали подготовить 987 значкистов ГТО (Готов к Труду и Обороне).
Насыщенная программа была подготовлена для зеленодольских ребят в летние каникулы. В июне школьников ожидал розыгрыш чемпионата города по лёгкой атлетике, а в июле – детская спартакиада. Горком комсомола собирался организовать многодневные шлюпочные переходы по Волге и Илети.

В клубах намечались два концерта эстрады и цирка, три кукольных спектакля, пять сказочных представлений и шесть утренников, а также 72 киносеанса. Для детей было оборудовано в городе несколько спортплощадок, а в саду клуба «ПК» установлены аттракционы. При каждой школе были разбиты участки с плодовыми деревьями, кус­тарниками и овощами, за которыми в течение лета должны были ухаживать и вести наблюдение ученики. Планировались также краеведческие походы по Зеленодольску и прогулки в лес для сбора различных коллекций и гербариев.

 

 

На фото, опубликованном 21 июня 1941 года в газете «Зеленодольский рабочий», счастливые выпускники средней школы №5. Первый ряд (слева направо): Хамидуллин, Мингазова, Хуснутдинова, Газеев. Второй ряд: Хасанов, Фатыхова, Мухаметова, Валиуллина. Они ещё не знают, что самый главный экзамен в их жизни впереди
 

 

 

Ещё весной 1941 года на строительство своего лагеря заводу им. Серго было выделено 75 тысяч рублей. А вот пионерлагерь завода им. Горького уже был готов к сезону и собирался принять за лето 750 школьников. Первые 250 из них заехали туда в середине июня, а 19-го числа состоялось торжественное открытие первой смены.

Отличившиеся в учёбе и общественной жизни дети были отмечены особо. Все расходы по их отдыху взяли на себя городские предприятия. Предполагалось, что до нового учебного года десятки зеленодольских ребят поправят своё здоровье в санаториях и курортах, совершат экскурсии в Москву и Ленинград. Лучшие из лучших были поощрены путёвками в знаменитый «Артек». В июне первыми в Крым поехали семиклас­сник школы №4 Куприянов и второклассница пятой школы Афанасьева.

Но прежде чем отправиться на каникулы, зеленодольские школьники должны были выдержать государственные и переходные из класса в класс экзамены. Только в школе №1 такие испытания прошли около 270 учеников, в том числе и 29 выпускников. На 1 июля был намечен общегородской вечер, посвящённый выбору профессии выпускниками. Перед бывшими школьниками должны были выступить лучшие зеленодольские инженеры, врачи, учителя и рабочие.

 

В начале 1941 года премьера фильма «Валерий Чкалов» прошла в Зеленодольске при переполненных залах

 

Однако некоторые ребята уже определились со своим будущим. Вот о чём 23 мая 1941 года рассказали на страницах «Зеленодольского рабочего» десятиклассницы школы №1 Лида Скороходова и Женя Половникова: «Оканчивая в этом году средние школы, мы вступаем в новый этап нашей радостной жизни. Мы хотим конструировать такие машины, которые были бы лучшими в мире, а для этого нужно ещё много-много учиться... Чтобы строить первоклассные самолёты и этим ещё больше укреплять мощь нашей авиации, мы поступим в авиационный институт».

Надежды, мечты и планы, человеческие судьбы и привычный уклад жизни – всё это было разом перечеркнуто, пошло под откос, рухнуло и разбилось вдребезги 22 июня ровно в четыре утра…

 

Накануне войны в Зеленодольске работало с десяток предприятий, пять из которых имели союзное подчинение. Самым крупным из них был завод имени Серго. Его коллектив насчитывал 4588 человек.

 

 

 

Военный Зеленодольск: В 1941 году население города стремительно выросло за счёт беженцев

 

В казанских архивах удалось обнаружить весьма любопытные документы. Это докладные записки о состоянии городского хозяйства и насущных проблемах Зеленодольска в начале 40-х годов, подготовленные для руководства ТАССР.

Точной даты материалов нет, но можно предположить, что они составлены весной 1942 года. На это указывают некоторые факты, в частности то, что под отчетами стоят подписи тогдашних первого секретаря зеленодольского ГК ВКП(б) Николая Суганова и председателя горисполкома Михаила Горюнова, которого в июне того же года сняли с поста.

Так что же представлял из себя военный Зеленодольск? Даже спустя десятилетие после своего возникновения наш город все еще не был единым целым и состоял из ряда поселков, характеризующихся, как отмечалось в документах, «чрезвычайной разбросанностью и разобщенностью». Общая площадь Зеленодольска в 1942 году равнялась 2113 гектарам, из которых две трети не были даже освоены.

Зато промышленный потенциал нашего города уже тогда был внушительным. Зеленодольск по праву считался вторым экономическим центром советской Татарии. На 132 гектарах располагались пять крупнейших предприятий союзного подчинения (заводы имени Горького и Серго, ЗФЗ, ПФЗ и ШПЗ). В городе работали промкомбинат, три кустарнопромысловые артели, не считая мелких контор, а также несколько строй­организаций.

Зеленодольск был тыловым городом, но здесь дислоцировались воинские части №№19, 91, 101 и 202. Первое – это учебное военно-морское подразделение по освоению строящихся кораблей на заводе «Красный металлист». Остальные три относились к противовоздушной обороне. Кроме того, в нашем городе были расквартированы рабочие батальоны №№ 306, 617, 646, 1103, 1165, 1957 и спецотряд мобилизованных, трудившиеся на оборонных предприятиях и фанерном производстве.

 

 

Подшефный полк зеленодольской школы №4, 1941 год

 

Накануне войны в Зеленодольске проживали 37000 человек, а меньше чем через год – уже более 50 тысяч. Столь стремительный рост населения произошел за счет эвакуированных. Только в августе-сентябре 1941 года наш город, если верить архивным документам, принял до 12000 беженцев из западных регионов СССР, и этот поток не иссякал. Руководству Зеленодольска пришлось безотлагательно решать вопрос с размещением вновь прибывших людей. Городские стройорганизации совершенно не были готовы к такому развитию событий и не справлялись с возложенными на них задачами.

К весне 1942 года жилфонд Зеленодольска составлял более 130 тысяч квадратных метров. Плотность населения была столь высока, что на одного человека приходилось, по разным данным, 2,2-2,6 кв.м. Основная часть жилья принадлежала промышленным гигантам города. Одна треть строений представляла из себя ветхие каркасно-засыпные бараки, требовавшие капитального ремонта.

 

 

Первые дни мобилизации. Комсомольцы-добровольцы. 24 июня 1941 год

 

 

В Зеленодольске в ту пору плохо обстояло дело и с водоснабжением. Протяженность городского водопровода была всего 9 километров, из которых пять уложены деревянными трубами, что зачастую приводило к авариям, и Зеленодольск на длительное время оставался без живительной влаги. Особенно страдали жители станции Зеленый Дол, Соцпоселка и Красной горки. Людям приходилось пользоваться другими источниками, где качество воды, порой, оставляло желать лучшего.

Санитарное состояние Зеленодольска в 1942 году находилось на низком уровне. Его благоустройство продвигалось крайне медленно, весной и осенью город утопал в грязи. Мощеные дороги с деревянными тротуарами были лишь на нескольких улицах, как и освещение. Канализация в современном понимании этого слова отсутствовала, вопрос о строительстве коллектора из-за войны был отложен. На уборке города и вывозке нечистот использовали две автомашины и 10 лошадей, что было недостаточно.

 

«Зеленодольский рабочий», 11 января 1942 год

 

 

 

 

О чём писала наша газета в начале 1942 года

 

 

Стахановский труд

Станочница завода имени Серго тов. Вохмина была переведена на новую работу. Здесь она приложила все свои старания и быстро освоила порученное дело. Прошло несколько дней и тов. Вохмина стала во много раз перевыполнять дневную норму.

 

На снимке: стахановка фанерного завода №3 тов. Талова М., систематически выполняющая производственную программу более 200 проц.

 

 

Через две недели она поставила перед собой задачу: догнать и перегнать в выполнении нормы работниц тт. Камалееву, Сюганову, Смирнову, выполняющих по полторы-две нормы в день.

По техническим нормам тов. Вохмина должна дать в смену 300 изделий. Работая не покладая рук, она добилась успеха и стала систематически выпускать по 900 изделий в смену. Таким образом тов. Вохмина добилась выполнения нормы на 300 процентов.

«Зеленодольский рабочий» от 8 января 1942 года


 

 

 

Комсомольско-молодёжные вахты

Комсомольцы завода имени Горького, вставшие на стахановские вахты в честь Нового года добилась высокой производительности труда. Впереди идут комсомольцы, где начальником тов. Гаврилов.

В результате подготовительной работы в этом цехе многие комсомольцы перевыполняют нормы. Стахановка тов. Тихтурова за 11 часов выполнила работу, на выполнение которой обычно затрачивалось 52 часа. Вставая на вахту, тов. Тихтурова обязалась обучить работе на станке тов. Краснову. Своё обязательство она выполняет.

 «Зеленодольский рабочий» от  8 января 1942 года

 

 

 

Инженеры-рационализаторы

Инженерно-технические работники завода имени Серго в дни Отечественной войны прикладывают всё своё умение и знания для повышения производительности труда, увеличения и ускорения выпуска продукции.

Инженер-химик тов. Ступишина в 1941 году внесла два ценных рационализаторских предложения, от внедрения которых завод получил свыше 800 тысяч рублей экономии. Эти предложения позволили заменить дорогостоящие дефицитные материалы более дешёвыми, что особенно важно в дни освободительной войны.

Активным рационализатором завода является заместитель начальника отдела технического контроля тов. Хрипунов. Он внёс два предложения, которые позволили сократить брак деталей. От внедрения этих предложений годовой экономический эффект выразился в сумме 191 тысячи рублей.

Кроме того тов. Хрипунов является активистом по внедрению других предложений.

«Зеленодольский рабочий»  от 11 января 1942 года

 

 

 

 

 

Артефакты Победы: В музее обороны Севастополя хранятся экспонаты, найденные нашим земляком Талгатом Гиззатуллиным

 

Бывший военнослужащий СССР, подполковник в отставке, а ныне председатель Совета ветеранов ЗМР Талгат ГИЗЗАТУЛЛИН, в 1970-е годы служил в Севастополе. Занимаясь укладкой кабелей на местах сражений, он и его товарищи обнаружили в траншеях артефакты Великой Отечественной.

 

Талгат Гиззатуллин

 

 

Талгат Гиззатуллин с детства мечтал стать военным, его родной дядя был лётчиком, и вид кожаной куртки, погон со звёздами производил на ребёнка неизгладимое впечатление. Детскую мечту, пусть не с первой попытки, юноша реализовал, поступив в высшее Ленинградское военно-политическое училище войск противовоздушной обороны. После четырёхлетнего обу­чения получил распределение в город-герой Севастополь.

– Ещё в школе у меня возник интерес к истории и особенно к годам Великой Отечественной войны, много прочитал литературы на эту тему, – рассказывает Талгат Рифкатович. – А тут представляете, я оказываюсь в таком историческом месте! Наша часть дислоцировалась в пригороде Севастополя на мысе Херсонес, недалеко от знаменитой 35-ой батареи. Там вся земля нашпигована металлом. Но вот что удивительно, каждую весну распускались алые маки, как в песне у Юрия Антонова: травы нет, всё выжжено и одновременно полыхают огнём красавцы-цветы – впечатление сильное!

В то время, а это была середина 1970-х годов, наш сверхсекретный объект находился на стадии завершения строительства, его укомплектовали соответствующей аппаратурой. В том числе шли работы по укладке кабелей. Под них рыли траншеи и находили много интересного. Железа было столько, что лопатой копни и половина извлечённого грунта – осколки.

Каждую весну севастопольская земля выталкивала из себя железо. Приходили минёры и перед наступлением пляжного сезона всё аккуратно убирали. Мы уже шли за ними. Я обычно тогда дежурил по выходным, и каждое воскресенье вместе со своими бойцами мы отправлялись на раскопки.

В 1942 году на этом участке проходили ожесточённые бои, оборона длилась 250 дней, тысячи погибших. Когда мы копали, то находили всё – и снаряжение, и неразорвавшиеся мины, а один раз даже обнаружили остатки немецкой сапожной мастерской с кучей подмёток. Находили много бое­припасов, а на 35-ой батарее прямо на земле валялись отстрелянные стволы, рядом – обезвреженные, невероятной величины 305-миллиметровые снаряды.

Когда в мае 1944 года Севастополь освобождали, оставшиеся гитлеровские войска были оттеснены именно на мыс Херсонес. Главнокомандующему немецкой армии предложили сдаться, но он отказался, и с краю от 35-ой батареи фашисты заняли оборону, где в 1942-м наши стояли насмерть – там всё было вперемешку. Гитлер, чтобы поднять боевой дух своих солдат, отправил на лёгком одномоторном самолётике фирмы «Horch» посыльного с наградными крестами. Аэродром находился на мысе Херсонес, и он должен был сесть там, но наши зенитчики его сбили. Самолёт упал, рядом, по-видимому, разорвалось несколько снарядов и следы авиакрушения накрыло землёй.

 

Батарея №35 до 12 июня 1942 года служила укрытием для последних сопротивляющихся защитников Севастополя

 

 

И вот как-то захожу в казарму, а вся рота в немецких крестах: что-то мои бойцы нашли. Выясняется: когда они рыли траншею для прокладки кабеля, то наткнулись на тот самый самолёт, и среди обломков обнаружили железную коробку 20 на 40 сантиметров, полностью заполненную крестами – и с дубовыми листьями, и с мечами. Мы сотрудничали с музеем обороны Севастополя на Сапун-горе, туда я и отнёс кресты. Потом эту находку включили в экспозицию, где демонстрируется немецкое оружие.

Много находили медальонов красноармейцев, в которые закладывали записки с данными бойца, его домашним адресом на случай гибели. Мы их старались не вскрывать, потому что бумага могла рассыпаться в прах, этим уже занимались специалисты. Однажды попалась алюминиевая ложка, на которой были выбиты инициалы, и вы представляете, только по этой ложке и по буквам на ней поисковики восстановили имя человека!

Ещё на территории Севастополя действовало подполье, которым руководил Василий Ревякин (его именем названа одна из улиц). А на мысе Херсонес был партизанский отряд, по численности не очень большой, но диверсии совершавший регулярно. Связным между Ревякиным и партизанами выступал сын одного из подпольщиков. Однажды этот парнишка отправился с донесением из Севастополя на мыс Херсонес, а это порядка девяти километров, прошёл через немецкие посты, но на краю аэродрома его засекли. Пацан успел сделать из пистолета лишь один выстрел, немцы, видимо, бросили гранату, парнишку отбросило в один из окопов и засыпало.

Мои ребята, прокладывая кабель, наткнулись на останки человека и пистолет. Экспертиза установила: это тот связной. В музее обороны Севастополя ему даже посвятили стенд, где есть фотографии героя и его отца, и тот самый пистолет…

В 1987 году Талгат Рифкатович решил вместе с семьёй навестить прежнее место службы. Его, конечно же, интересовало: хранятся ли в музее те находки?

– Мы поехали в Севастополь, родную часть посмотреть, с друзьями повстречаться, а во-вторых, посетить музей, посмотреть диораму. Подвёл своих детей к экспозиции, дочке тогда было 13 лет, сыну – восемь, всё им показал, рассказал. Смотрительница услышала мои слова, и спрашивает: откуда я знаю такие подробности? Объяснил, что во время службы здесь в 70-е годы принёс эти экспонаты. Она, конечно, вскинула руками.

Было приятно убедиться в том, что и найденные нами артефакты войны пригодились. Какие чувства испытывал? Гордость за то, что в деле восстановления памяти есть и мой небольшой вклад, и моих ребят. Такое не забывается!

 

 

 

 

 

Война в полотнах Константина Васильева:

Будучи младенцем, будущий художник попал с мамой в гестапо
 

 

Наш земляк, талантливый художник Константин Васильев – автор многих картин, посвященных Великой Отечественной войне. О его творчестве мы говорим с Мариной АНТОНОВОЙ, заведующей Мемориальным музеем Константина Васильева.

 

– Марина Александровна, «Парад 41 года на Красной площади», «Прощание славянки», «Нашествие», «Маршал Жуков» – Константин Васильев написал много картин на военную тематику. Расскажите о цикле его работ, посвященных Великой Отечественной…

– За четыре года до своей гибели Константин создал много военных работ. Почему эта тематика так привлекала его? Я думаю, что это связано и с его биографией, и родителями, и полученным воспитанием. Он даже хотел стать военным, но не прошёл в училище по зрению. «Я – сын войны», говорил Константин друзьям. В 1968 году он даже написал автопортрет на фоне древнеримского бога войны Марса.

Константин любил военные марши и под их впечатлением написал картины «Прощание славянки» и «Тоска по Родине», которые вместе с центральной картиной «Маршал Жуков» составили величественный триптих, посвященный подвигу солдат-победителей. Жуков стоит на фоне горящего города и брошенных к его ногам фашистских знамён. Эту работу художник два раза переписывал. Он добивался исторической правдивости и монументальности образа, как и в портрете Жукова, созданного Павлом Кориным.

Васильев написал такую картину как «Сталинград», с немецким солдатом, нашедшим свою смерть на снежных равнинах СССР, на фоне пылающего, но не сдавшегося города на Волге. На военную тематику картины: «Над Берлином» и «Унтер ден Линден в огне» и другие.

 

«Тоска по родине», 1974 год

 

 

– Вы говорите, что интерес художника к этой тематике связан и с его биографией. Константин, будучи младенцем, попал в гестапо – это миф или реальный факт?

– Васильев родился в сентябре 1942 года в Майкопе (Краснодарский край), а буквально за две недели до этого в город вошли немецкие войска. Его папа, Алексей Алексеевич, вынужден был уйти в лес к партизанам. Мама, Клавдия Шишкина, осталась в Майкопе. Когда немцы узнали, что Клавдия Пармёновна – жена партизана, они арестовали её с ребёнком. Так маленький мальчик попал в гестапо. Но Васильевым повезло. В Майкоп с проверкой приехал немецкий писатель и философ Эрнст Юнгер и велел отпустить из тюрьмы женщину с младенцем. Он был выходцем из старинного аристократического рода и позволял себе не соглашаться с Гитлером. Э.Юнгер не участвовал в боевых действиях, а только инспектировал положение на фронте.

И хотя Васильев был ещё совсем малышом, вой­на оставила в его душе глубокий след. Советские самолёты часто бомбили Майкоп, ведь город был оккупирован немцами. Однажды рядом с мальчиком упала бомба... но, к счастью, не взорвалась.

Вспомню такой курьёз: художник мог стать Славой. Когда он родился, мама записала малыша под именем Владислав. А через полгода немцев выбили из города и вернулся отец. Он был рад рождению сына, но дал другое имя – Константин. Алексей Алексеевич был участником Первой и Второй мировых войн, а в Гражданскую воевал в дивизии Чапаева. Он любил технику, ещё в Гражданскую войну окончил мотоциклетные воинские курсы, а позже стал майором железнодорожных войск. Константин любил отца, расспрашивал его, но отец очень мало рассказывал о войне.             

– Жизнь Константина Васильева трагически оборвалась в 1976 году, когда он был в расцвете творческих сил. Военный цикл прервался… 

– Всего наш земляк успел написать десять больших картин на военную тему. Когда смот­ришь их вместе, то поражаешься подвигу Советского народа. Мне кажется, что не было другого живописца, с такой гордостью показавшего величие подвига народа в Великой Отечественной войне. Я горжусь, что это сделал наш васильевский художник.

Известно, что Константин собирался продолжить портретную галерею героев Великой войны. Костя планировал написать портреты маршалов Ивана Конева и Константина Рокоссовского, затем других полководцев. Но, увы, не случилось...

– Где посмотреть картины васильевского художника, больше узнать о нём?

– Много работ выставлено в картинной галерее Константина Васильева (Казань, ул. Баумана 29/11). У нас в посёлке Васильево работает мемориальный музей Васильева, в доме, где он жил и творил. В музее представлен быт художника и хранятся некоторые его работы.

 

 

 

 

Зеленодольск – фронту: За три года наши земляки внесли в фонд обороны около 30 млн. рублей

 

Мы продолжаем рассказ о беспримерном подвиге зеленодольцев в тылу в годы Великой Отечественной войны. Сегодня о тяжёлых годах – публикация зеленодольского историка краеведа Владимира Арсентьевича ФЕДОТОВА.

 

В начале июля 1941 года на предприятиях Зеленодольска прошли многолюдные митинги трудовых коллективов. Под сильным воздействием речи И.Сталина 3 июля трудящиеся приняли решение ежемесячно отчислять в фонд обороны страны свой однодневный заработок.

С июля 1941-го по сентябрь 1942 года зеленодольцы внесли в фонд обороны 855000 рублей деньгами и 232000 рублей облигациями.

В январе 1943 года рабочие и служащие заводов имени Горького и имени Серго отчислили от своих заработков 850000 руб­лей, из которых 450000 были собраны рабочими и ИТР эвакуированных в Зеленодольск предприятий из западных областей страны.

Ко дню 25-й годовщины Красной Армии трудящиеся Зеленодольска внесли в фонд обороны еще 2 миллиона рублей. Решением ГКО эти деньги были использованы на строительство двух боевых кораблей: «Трудящиеся Татарии» и «Сталинец».

Помимо добровольных пожертвований граждан, существовали еще так называемые государственные займы. Вот данные о суммах подписки зеленодольцев на облигации государственных займов: гос. займ 1941 года – 3 млн. 390 тыс. рублей, гос. займ 1942 года – 8 млн. руб­лей, гос. займ 1943 года – 8 млн. 558 тыс. рублей, гос. займ 1944 года – 10 млн. 022 тыс. рублей.

Таким образом, за три с половиной года войны трудящиеся Зеленодольска внесли в фонд обороны около 30 млн. рублей.

 

Передовой цех

На протяжении всех военных лет передовым был цех №3 завода имени Серго, которым руководил Федор Иванович Орловцев. Все рабочие цеха выполняли сменные задания на 200-300 процентов.

 

Стахановец токарь завода им. Серго Махалов

 

 

На Поволжском фанерном заводе №3

Как только стахановцы-лущильщики Поволжского фанерного завода №3 ушли на защиту любимой Родины, на их место встали 7 женских бригад, возглавляемые Т.Ильиной, А.Матвеевой, Е.Морской, В.Игнатьевой, М.Ульяновой, И.Чи­бурахтиной, Н.Егоровой.

 

Зеленодольские санитарки

1-го февраля 1942 года Зеленодольская комсомольская организация отправила на фронт 127 девушек-санитарок, окончивших трехмесячные курсы санитарок. Все они были добровольцами.

К февралю 1943 года для фронта в Зеленодольске было подготовлено еще 109 санитарок из числа добровольцев.

Таким образом городская комсомольская организация совместно с горрайвоенкоматом подготовила для фронта 236 санитарок. С войны их вернулось 26. Из каждых десяти санитарок 9 человек погибли. Вечная им память...

Мало кто из старожилов Зеленодольска помнит день 1-го февраля 1942 года, когда на станции Зеленый Дол провожали на фронт девушек-санитарок. Провожали их в основном матери, бабушки, младшие сестрички. Как только к перрону подошел воинский состав из Казани, и зеленодольские добровольцы стали садиться в вагоны, оркестр заиграл «Прощание Славянки», провожающие в едином порыве опустились на колени и так стояли до тех пор, пока состав не скрылся...

 

Гороно и фронт

К концу 1941 года от «мужского начала» городских средних и начальных школ Зеленодольска остались считанные единицы. На фронт, в действующую армию были мобилизованы: Балыкин Дмитрий Исаевич, Батыршин Карям Вагизович, Бочков Аким Алексеевич, Глейх Федор Иванович, Горданов Фаррах Ямалетдинович, Зуцилов Степан Михайлович, Камчатнов Михаил Львович, Каширский Иван Иванович, Корсаков Григорий Васильевич, Крапивин Борис Михайлович, Кривцов Борис Иванович, Котельников Андрей Георгиевич, Кубицкий Иван Васильевич, Куделько Анатолий Александрович, Лемжин Николай Григорьевич, Могун Самуил Ильич, Нежданов Александр Андреевич, Патрушев Вениамин Андреевич, Плоскирев Александр Федорович, Терентьев Петр Никифорович, Чубаков Николай Алексеевич, Штатнов Михаил Алексеевич, Шуралев Панфил Петрович.

 

Директор школы №5 Фаррах Ямалетдинович Горданов  добровольцем ушел на фронт

 

 

Были призваны четыре директора школ, инспектор и заведующий гороно, учителя математики, физики, химии, истории, географии, русского языка и литературы. Четверо из них с войны не вернулись...

 

Оборонные предприятия Зеленодольска

Для нужд фронта, на войну, работали 10 ведущих предприятий Зеленодольска: завод имени Горького, завод имени Серго, ПФЗ-З, ЗФЗ-10, шпалопропиточный завод,депо станции Зеленый Дол, промкомбинат, швейная фабрика, артель «Бытовик», артель «Большевик».

Указанные предприятия производили боевую технику, вооружение, боеприпасы, теплую зимнюю одежду, хлопчатобумажное обмундирование, маскхалаты, вещевые мешки, лыжи, кожаные сапоги, шпалы, авиационную фанеру и много другой продукции. Не производило продукции только депо станции Зеленый Дол, но коллектив этого предприятия ремонтировал круглосуточно паровозы и вагоны.

За четыре года войны предприятия Советского Союза произвели для фронта свыше 706 млн. тонн авиабомб, снарядов и мин. Если каждый второй снаряд был произведен заводами Урала, то каждый десятый двумя заводами Зеленодольска.

 

Ветераны труда завода им.Горького, ковавшие победу в годы Великой Отечественной войны. 17 июня 1985 год

 

 

 

О чём писала газета «Зеленодольский рабочий» 6 июля 1941 года

 

Трудовой порыв

Наглое нападение германских фашистов вызвало мощную волну патриотического подъёма. С необычайным энтузиазмом работают в эти дни стахановцы, участки заводов. Всюду железная дисциплина и высокая организованность.

Коллектив завода имени Серго в дни Отечественной войны показывает образцы высокой производительности труда.

Круто вверх поднялось выполнение дневного, сменного, месячного производственных планов.

Участки тт. Румянцева, Игнатьева, Блохина, Савина к 28 июня перевыполнили производственную программу. Коллективы мастеров Гильманова, Ганеева, Назарова, Агеева и других досрочно выполнили июньский план.

Стахановцы тт. Кабиев, Залялиев, Гаппазова, Кузнецова, Гильманова, Тарасова, не делая брака, выполняют дневные нормы на 150-170 процентов.

Если в обычной, довоенной, обстановке стахановцы цеха, где начальниками товарищи Орловцев, Кологреева, Ковальцева, Уткин выполняли дневные задание  на 170-198 процентов, то сейчас, в дни Оте­чественной войны они выполняют дневные нормы на 324-351 процент.

Рабочие, служащие и инженерно-технические работники в тылу доказывают свою преданность партии и правительству, вождю народов товарищу Сталину.

И.Фаткуллин

 

 

 

Мобилизация: Первые дни войны

С первых дней войны на защиту родного Отечества, вместе со всем советским народом, встали и зеленодольцы. О том, как это было свидетельствуют архивные документы.
 

Незадолго до Великой Отечественной был разработан, принят и спущен на места подробный мобилизационный план. По нему в первый день войны из нашего города в действующую армию должны были направить три автомашины и 12 призывников, во второй – шесть единиц техники и 126 новобранцев, а на третий – ещё семь автомобилей и 162 человека пополнения.

Первые итоги призыва были озвучены на заседании бюро Зеленодольского горкома партии, состоявшемся 27 июня 1941 года. Второй секретарь ГК ВКП(б) Валентина Лебедева отрапортовала собравшимся: «Мобилизация за первые дни прошла удовлетворительно, настроение призываемых бодрое… Планы по мобилизации как людского состава, так и автотранспорта горвоенкоматом выполнены полностью».

В это трудное для страны время хорошо проявила себя зеленодольская молодёжь. Комсомольцы (юноши и девушки)всячески помогали сотрудникам военкомата в их работе, оперативно доставляли и вручали повестки адресатам, жившим в разных уголках Зеленодольска.

Случаи уклонения от призыва, симуляции и других негативных проявлений среди горожан носили единичный характер. Виновные выявлялись, арестовывались и предавались скорому суду.
Вместе с тем, в докладе было обращено внимание и на издержки мобилизационного процесса.

Например, в самый первый день войны в горвоенкомате отсутствовал чёткий учёт призываемых и зачастую повестки выписывались на лиц уже находившихся на летних военных сборах, за пределами Зеленодольска. 

 

В первые же дни войны среди зеленодольцев наблюдался всплеск патриотических чувств и желания идти добровольцами на фронт. Если на 24 июня 1941 года таких заявлений было 135, то к 27 июня это количество увеличилось до 216
 

 

На призывном пункте, располагавшемся в здании клуба Поволжского фанерного завода №3 на улице Комсомольской, там же где и военкомат, вначале царил полный хаос. Были случаи нарушения общественного порядка. 

Но ситуацию быстро удалось взять под контроль и навести порядок, была усилена агитационно-пропагандистская работа, регулярными стали культурные мероприятия (киносеансы, концерты художественной самодеятельности).

Настоящей головной болью для городских властей была мобилизация автотранспорта предприятий.

Некоторые руководители халатно отнеслись к своим обязанностям. В первые дни войны планы поставок техники сорвали Фанера №10 (ЗФЗ), Респторг и УНС-3. Руководству последней удалось избежать уголовного преследования только лишь потому, что особым распоряжением Татобл­военкомата эту стройорганизацию освободили от мобилизационной повинности.

Суровая кара минула и Степана В-го, управляющего зеленодольским отделением Респторга. Хотя именно она должна была поставить, согласно мобилизационному плану, в первый же день три автомашины. Но руководитель торговой организации проигнорировал требования городской администрации. Пришлось властям в срочном порядке искать выход и забирать технику у других предприятий. Лишь на второй день войны управляющий распорядился направить две автомашины в распоряжении горвоенкомата. 
Руководителя Респ­торга от наказания спасли безупречная репутация, отсутствие партвзысканий и то, что свой пост он занял незадолго до начала войны.

Такими были первые результаты мобилизационного развёртывания в Зеленодольске в самом начале Великой Отечественной войны.

Из общего числа призванных зеленодольцев в первую неделю войны 44 были коммунистами, а 17 – комсомольцами. С завода имени Серго мобилизовали – 22 человека, а с «Красного металлиста» – 38. Абсолютное большинство из них – люди рабочих специальностей (токари, слесари, фрезеровщики, подсобники, охранники и шоферы).

 

 

 

 

“Несокрушимый”: Знаменитому земляку Семёну Коновалову в феврале исполнилось бы 100 лет

 

Два года назад вся страна с замиранием сердца смотрела художественный фильм «Несокрушимый» режиссёра Константина Максимова. Так народ узнал о человеке, который за один бой летом 1942-го сумел уничтожить 16 танков, два бронеавтомобиля и восемь автомашин. Имя этого человека – Семён Коновалов.

Семёна Коновалова мы по праву можем считать своим земляком. Во-первых, родился он в Свияжском кантоне ТАССР, а во-вторых, после войны некоторое время работал в Зеленодольске.

На прошлой неделе Герою Советского Союза Семёну Коновалову исполнилось бы 100 лет. Оговоримся сразу, дата спорная. Как нам сообщили сотрудники Центральной библиотеки Зеленодольска, сведения о том, что Коновалов родился именно 15 февраля 1920 года, указаны в Татарской энциклопедии и справочнике Героев СССР. Но в Википедии обозначена другая дата рождения – 15 февраля 1921 года. Её подтверждают и наши коллеги из верхнеуслонской газеты «Волжская Новь». По информации журналистки Натальи Бузуновой, в 1939 году 17-летний Семён поступал в Куйбышевское военно-пехотное училище, куда принимали только 18-летних, и будущий Герой прибавил к своему возрас­ту лишний год.

Родился Семён Коновалов в крестьянской семье, получил среднее образование, работал на почте, а в 1939 году был призван в армию. Летом 1941-го, после окончания пехотного училища, лейтенанта направили на фронт командиром танкового взвода в 125-ю пограничную стрелковую дивизию, располагавшуюся в Литве. В августе того же года молоденький офицер получил тяжёлое ранение, и его отправили поправлять здоровье в Вологду.

В апреле 1942-го Коновалов вновь вернулся на фронт, чтобы совершить свой подвиг. Его назначили сначала командиром взвода тяжёлых танков «КВ» 5-й отдельной гвардейской танковой бригады, а в июне перевели на аналогичную должность в составе 15-й танковой бригады уже 9-й армии.

В середине июля 1942 года Семён Коновалов обессмертил своё имя. В этот период две немецкие танковые дивизии завершали глубокий прорыв с охватом войск 9-й, 38-й и части сил 24-й советских армий. Фашисты хотели окружить армии, чтобы развить наступление на Сталинград и Кавказ. На одном из участков они и повстречали «истребителя танков», про которого потом сняли фильм «Несокрушимый».

В бою 13 июля 1942 года на окраине одной из деревенек в Ростовской области экипаж тяжёлого танка КВ-1 под командованием Коновалова подбил 16 танков, два бронеавтомобиля и уничтожил ещё «попутно» восемь автомашин с живой силой противника! Коновалову и двум его товарищам по экипажу удалось выжить в том страшном бою, они выбрались через нижний люк полыхающей машины и бежали.

Пробираясь к своим, Коновалов с товарищами на четвёртые сутки встретили экипаж немецкого танка, остановившийся на отдых. Наши ребята не растерялись, уничтожили гитлеровцев и двинулись к своим уже на трофейной машине. Вышли в итоге далеко от расположения 15-й танковой бригады. Рассказу лейтенанта и его товарищей поверили только после тщательной проверки, зачислив в другую танковую часть. И ещё три месяца наш земляк воевал на добытом у немцев «трофее», нарисовав на башне красную звезду!

Звучит эта история как фантастика, если бы она не было правдой. 31 марта 1943-го по указу президиума Верховного Совета СССР «за исключительное мужество и отвагу» Семёну Коновалову присвоили звание Героя. Получив награду, супертанкист взял отпуск. А когда ночью постучал в окно родного дома, мама залилась слезами: «Уходите, мой Семён погиб, есть похоронка!». Отбыв дома пару дней, Семён вернулся на фронт. И ещё прошёл Сталинград, Курскую дугу. Закончил войну в Германии в ранге командира танкового батальона – вот такая удивительная судьба!

 

Одна из последних фотографий Семёна Коновалова в военной форме

 

 

Коновалов уволился в запас в 1946 году, а в 1950-м его вновь призвали в ряды Советской Армии. Но между двумя этими датами он успел отметиться в Зеленодольске. Наш краевед Анас Зай­нуллин, изучая в архивах историю Управления лагеря для военнопленных №119, располагавшегося на Красной Горке, обнаружил приказ №72 от 5 марта 1947-го. Документ был подписан начальником учреждения майором госбезопасности Василием Записовым, и из него вытекало, что руководителем транспортного отделения лагеря тогда назначили именно Семёна Васильевича Коновалова.

Сколько времени трудился в нашем городе герой – неизвестно. Зато точно известно, что лагерь для военнопленных у нас прекратил существование в 1949 году. А в 1952-м Коновалов окончил Ленинградскую высшую офицерскую бронетанковую школу, через четыре года в звании подполковника уволился в запас, потом ушёл в отставку. Жил в Казани, работал на заводе элект­ронно-вычислительных машин и умер в апреле 1989-го. Похоронен на Арском кладбище.

На прошлой неделе в родном селе Коновалова Ямбулатово (ныне это Верхнеуслонский район) в одном из помещений начальной школы открыли музей его имени. На торжественное мероприятие приезжала из Казани дочь Героя Ирина Семёновна. Мы, зеленодольцы, тоже чтим память нашего великого земляка.

 

Семён Коновалов (в центре) после войны в окружении близких родственников из деревни Ямбулатово

 

 

 

 

 

"Место службы – «Дорога жизни»": Ветеран-блокадница поделилась трагическими моментами фронтовой жизни

 

 

С пожелтевшей черно-белой фотографии на нас смотрит девятнадцатилетняя Клава Прокофьева в солдатской форме. Война еще идет, до Победы - долгих два года…

Предвоенное детство прошло в Айше, в семье сельских тружеников Ивана Прокофьевича и Марии Васильевны. Шестеро детей, Клава младшая. Но пришлось стремительно повзрослеть, как только в страну пришла беда. Юную Клаву вместе с другими десятиклассниками в феврале призвали в армию. Вначале, правда, обучили на двухмесячных шоферских курсах - на водителей грузовых " полуторок". Потом отправили на Волховский фронт.

Фронтовая жизнь началась для девчат неожиданно: офицер, приехавший за водителями, решил не брать их на тяжелую военную работу - грузовик на фронте это не сегодняшняя фура с удобствами, да к тому же всегда под прицелом. Несостоявшегося водителя Клаву переобучили и направили начальником регулировки поста на Ладожском озере ("Дорога жизни"), где она и закончила войну в августе 1945 года.
Как служилось, на этот вопрос Клавдия Ивановна отвечает в своих воспоминаниях:

- Регулировщица на "Дороге жизни" – это почетно и очень ответственно. От меня зависела четкая работа по пропуску через переправу машин, поставлявших продукты питания, оборудования, боеприпасы для нужд Советской Армии. Фашисты постоянно бомбили переправу, было страшно. А еще холод и пронизывающие ветра. Были и «свои», пытавшиеся без очереди пройти этот короткий путь, связывавший Ленинград с Большой землей...

Танковая колонна чуть не из двадцати танков однажды подошла вплотную к мосту, по которому было приказано пропускать только легковые машины и людей. На Клаву, поднявшую красный запрещающий флажок для командира, двинулся танк: «Уйди с дороги, малявка, задавлю!». Она пятилась к мосту, так и не опустив своего флажка.

Каждый на войне выполнял свой приказ. Наверное, и танковой колонне надо было явиться вовремя, а лучше - пораньше. Это была жестокая правда войны. Но и отступать без приказа было равносильно гибели: за это могли наказать вплоть до смерти.

Таких случаев во фронтовой биографии нашей землячки было немало. Но больше всего старается забыть Клавдия Ивановна множество виденных ею смертей и картины разрушений, оставленных налетами фашистских самолетов...

По нашим меркам, война для этой женщины продолжалась не так долго - два года. В 21 год ее жизни началась мирное время, но до сегодняшнего дня (а Клавдии Ивановне сейчас девяносто шесть лет) те впечатления и военный опыт порой не дают уснуть. Как и болезни, полученные на холодном ветру Ладожского озера.

После демобилизации работала инспектором в отделе гособеспечения в Юдино, в 1947 г. вышла замуж и переехала жить в Зеленодольск. В мае 1949 года пришла на работу на Поволжский фанерный завод сначала счетоводом. Трудилась на комбинате тридцать четыре года и ушла на пенсию с должности старшего бухгалтера лесного отдела. С мужем Павлом Петровичем они воспитали сына и дочь.

Клавдия Ивановна Прокофьева (Лобачева) награждена Орденом Великой Отечественной войны II степени, многими медалями и значками. По нашим меркам, война для этой женщины продолжалась не так долго - два года. В 21 год ее жизни началась мирное время, но до сегодняшнего дня (а Клавдии Ивановне сейчас девяносто шесть лет) те впечатления и военный опыт порой не дают уснуть. Как и болезни, полученные на холодном ветру Ладожского озера...

 

Людмила Сидорова

Реклама

 

 

 

 

Секрет долголетия Елены Бабичевой: От Москвы до Праги фронтовыми дорогами прошла санитарка медсанбата 

 

Несмотря на возраст, 96-летняя Елена Бабичева не теряет присутствия духа, ведёт активный образ жизни. С медсанбатом она прошла по фронтовым дорогам от Москвы до Праги. На днях Елена Петровна награждена юбилейной медалью «75 лет Победы в Великой Отечественной войне».
 

– Я даже кинофильмы о войне не могу смотреть. Тяжело! –  признаётся Елена Петровна. – Пришлось побывать под бомбежками и артиллерийскими обстрелам. Дважды я была засыпана землёй от разрывов снарядов. Один раз сама выкарабкалась на поверхность земли. Другой – девчонки кинулись меня искать: «Нет Лены!» Нашли! Откопали. Ещё тяжелее было видеть горе на каждом шагу, человеческие трагедии, потери близких.

Елена Митрофанова (девичья фамилия) родилась в крестьянской семье 2 августа 1924 года в селе Аркатово Пестречинского района ТАССР. В семье было восемь детей. Детство прошло в заботах о младших братьях и сестрах, помогала родителям по хозяйству. Окончила семь классов школы, работала в колхозе. Когда пришла весть о нападении Германии, ей не было и 17 лет, но первое, что вспоминается о начале войны – тяжелый физический труд.

– Сначала направили рыть окопы, потом на лесоразработки, когда я вернулась, успела только помыться бане, как пришла повестка, – рассказывает родным Елена Бабичева. – В армию призвали, когда мне ещё не исполнилось 18-ти лет. Я прошла полуторамесячную медицинскую подготовку – и в 1942 пополнила ряды Красной Армии (войсковая часть 75511). Меня распределили в состав 126-го медико-санитарного батальона шестой гвардейской Ровенской, ордена Ленина, Краснознамённой, ордена Суворова стрелковой дивизии.

Многое пережила Елена Петровна за годы войны. Она вспоминает, как попала в самое пекло Орловско-Курской дуги, где были особенно кровопролитные бои (50 дней и ночей в огне).

– Я попала в район близ станций Поныри и Прохоровка, где в июле 1943 года произошло самое крупное танковое сражение Второй мировой. Вся война осталась в памяти, многие сцены так и стоят перед глазами. У нас в медсанбате было 18 санитарок. Каждый день наши девчата помогали раненым солдатам, кого-то спасали от смерти и не считали это подвигом.

Были случаи, которые невозможно забыть. Однажды я помогала раненым бойцам покинуть поле боя и вместе с ними оказалась на ничейной полосе. Ранения у солдат были разные, кто-то мог передвигаться сам, кому-то приходилось помогать. Мы вместе с ранеными сумели укрыться в безопасном месте, где пробыли несколько дней до прихода наших войск.

часто вижу войну во сне. Это неудивительно, ведь человек так устроен, что всегда вспоминает молодость. Много где пришлось побывать за военные годы, ведь мы прошли от Москвы до Австрии. И радость была, и слёзы... Когда дивизию ставили на пополнение, выдавались минуты отдыха – тогда танцевали, пели, даже выступали.

На фронте я познакомилась со своим будущим мужем, офицером Красной армии, лейтенантом Василием Николаевичем Бабичевым. В 1944 году мы поженились.

Санитарки и врачи нашего медсанбата встретили весть о победе в дороге, в Чехословакии (нас направили освобождать Прагу). Радовались так, что не выразить словами. Все закончилось! Все люди ликовали, обнимали друг друга, плакали прямо на улице.

Демобилизовалась я только в 1946 году. Когда демобилизовался Василий, мы с мужем уехали в 1948 году на его родину в Воронежскую область, где прожили 15 лет. Однако родные края притянули меня, хотелось вернуться в Татарию и в 1963 году мы переехали в Зеленодольск. Я устроилась на молочный комбинат, где проработала до пенсии. Мой общий трудовой стаж почти полвека. Мы воспитали троих детей. У меня шесть внуков, восемь правнуков.

Сейчас Елена Петровна вместе с дочерью, внучкой и правнучкой живёт в красивом месте на улице Зеленой. Из окна третьего этажа открывается прекрасный вид. Она не сидит дома, любит совершать пешеходные прогулки на свежем воздухе. Елена Петровна занимается рукоделием: шитьём, вязанием, вышивкой. Неиссякаемый оптимизм, активный образ жизни, трудолюбие – вот, наверное, в чём секрет её долголетия.

 

 

Елена Бабичева награждена орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2 степени, медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За оборону Москвы», а также юбилейными медалями.

Юбилейную медаль «75 лет Победы» от имени Президента РФ вручил руководитель района ЗМР Михаил Афанасьев: «Я желаю вам крепкого здоровья и счастья! Нам нельзя забывать участников войны! В районе почти 160 тысяч жителей, а ветеранов, которые воевали, на весь район осталось 16 человек. В нашем районе 15 героев Советского Союза, три полных кавалера ордена Славы. Всех будем помнить и чтить память!»

 

 

 

 

 

1943: как зеленодольцы приютили детей из Ленинграда

 

Собирая материалы по истории школы №14, находившейся на станции Зелёный Дол, я узнал любопытный факт. Оказалось, в годы войны при этом учебном заведении функционировал интернат для ленинградских детей. Об этом свидетельствуют два документа, хранящиеся в архиве нашего города.

Восьмого января 1943 года состоялось заседание зеленодольского гор­исполкома, на котором рассматривался вопрос «О работе интерната эвакуированных детей из г.Ленинграда при железнодорожной школе №14».

Вот выдержка: «состояние здоровья ребят в интернате неудовлетворительное, большинство имеют истощенный организм, требующий улучшениия питания. Продуктами Казанский райтрансторгпит детинтернат обеспечивает крайне ненормально. Особенно большая задержка в выдаче овощей...». Из текста понятно, что многие продукты поступали в интернат недоброкачественными. Детучреждение испытывало проблемы с обу­вью и одеждой,  мебелью, кухонным инвентарем и постельными принадлежностями.

А вот на заседании исполкома 24 сентября 1943 года отмечалось уже значительное улучшение работы интерната: «Дети обеспечены одеждой и обувью, питание и санитарное состояние удовлетворительное. Завезен годовой запас топлива. Дети охвачены учебой. Воспитателями обеспечены. Имеется прикрепленный врач и медсестра». 

Тем не менее и в этот раз были выявлены недостатки: у девочек и мальчиков младшей группы общая спальня, остро не хватает учебников, тетрадей, зимней обуви. Интернат по-прежнему испытывал трудности с простынями и наволочками, столовой посудой.

Руководство Зеленодольска заботилось о дет­учреждении, привлекая местные организации и профильные отделы исполкома, а также обращаясь за помощью к вышестоящим органам. По поручению городских властей интернату было выделено три гектара земли под посадку картофеля, а при железнодорожной школе №14 открыли мастерскую по бытовому обслуживанию эвакуированных детей.

В сохранившихся документах упоминается директор школы №14, под управлением которого находился интернат: Николай Варламович Сорокин. Уроженец Верхнеуслонского района, он еще в середине 30-х годов познакомился с Андреем Федоровичем Шишковым. Последний, став директором  школы станции Зеленый Дол, и пригласил сюда Сорокина в качестве учителя географии. Когда началась вой­на, и Шишкова призвали в Красную Армию, именно Николай Варламович принял школу №14, которой руководил вплоть до своего назначения заведующим Арзамаским детским домом.

 

Н.В. Сорокин – директор ж/д школы №14

 

В конце 40-х Сорокина перевели в Кировскую область, где он сначала работал завучем, а затем на протяжении 18 лет возглавлял железнодорожную школу станции Вятские Поляны. (Сегодня это городская школа №5).

 

 

 

Анас Зайнуллин

 

 

 

 

Как зажигали Вечный огонь в Парке Победы: Александр Семёнов - о знаковом событии в жизни Зеленодольска

 

 

Известный зеленодольский фотограф и заслуженный деятель культуры РТ Александр СЕМЁНОВ был свидетелем знакового события в жизни Зеленодольска – как зажигали Вечный огонь в Парке Победы 6 ноября 1967 года накануне празднования 50-летия Октябрьской революции. Александр Георгиевич был не только свидетелем, а ещё и активным участником мероприятия: ему, уже имевшему имя мастера, городское начальство в числе прочих фотографов доверило зафиксировать на плёнке знаменательный акт.

Александр Георгиевич предоставил редакции уникальные снимки.

 

Генерал Куропатенко зажигает факел от Вечного огня в Казани

 

 

По дороге в Зеленодольск

 

Участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза  Вали Хазиев довёз факел с огнём до Зеленодольска в целости и сохранности

 

 

 

– Это было туманное утро. В день шестого нояб­ря 1967 года на площади перед Госбанком соорудили временную трибуну. Помню, первые кадры я делал с верхнего этажа горисполкома, когда площадь была ещё безлюдной.

Потом нас, фотографов, усадили в специально выделенный автомобиль и отправили в Казань – в парк Горького, где от Вечного огня должны были зажечь факел, который потом привезли в Зеленодольск. Кроме меня, в машине ехали внештатный фотокор «Зеленодольской правды» Захар Михайлов, а также Юрий Тимаков, которому поручили вести киносъёмку. В Казани к встрече гостей из Зеленодольска уже было всё готово. В честь этого события собралось много народа. Генерал Дмитрий Куропатенко зажёг факел от Вечного огня и передал его зеленодольцу, Герою Советского Союза Вали Хазиеву. Потом группу с зажжённым факелом усадили на бронетранс­портёр, и мы торжественно проехали по улицам Казани.

 

 

 

 

От Сталинграда до Берлина: Ветеран "POZIS" Геннадий Горшков гордится отцом, который прошёл войну

 

Хочу рассказать о своём коллеге, ветеране труда Геннадии Александровиче Горшкове, выросшем в простой рабочей семье. Вся его жизнь – это пример честного служения малой Родине, своему заводу и своей семье.

Его детство прошло в суровые военные годы в родном Зеленодольске. В 1959 году Геннадий окончил школу №10, затем была учёба в механическом техникуме, служил в рядах вооружённых сил под Будапештом в Венгрии, был отличником боевой и политической подготовки, занимался лёгкой атлетикой.

После армии устроился на работу в ЗПКБ, но уже в 1966-м перешёл на завод им.Серго, который стал для него на долгие годы вторым домом – вплоть до выхода на пенсию в 2002 году. Трудился в отделе главного технолога.

Активно Геннадий Александрович занимался и общественной работой. В 70-е годы был вожатым в пионерлагере «Чайка», проводил соревнования, отрядные смотры, организовывал пионерские костры. Дети так любили его, что после смены не хотели уезжать домой!

Геннадий Александрович был секретарём комсомольской организации технических отделов предприятия, долгие годы входил в заводской профком, возглавлял комиссию по культурно-массовой и шефской работе. Заводчане выезжали семьями в цирк, летом на острова – с традиционной ухой и играми в мяч.

Наше объединение много лет шефствовало над школами №№ 2, 4, 11, 14, и здесь Геннадий Александ­рович тоже проявлял себя с наилучшей стороны: организовывал встречи ребят с ветеранами войны и труда, проводил экскурсии по предприятию и в заводской музей. Водил детей в турпоходы по заповедным местам Татарии и Марий Эл, увлекал занятиями спортом. И даже занимался с трудными подростками.

К сожалению, рано ушла из жизни любимая жена Маргарита Ивановна. Мужчина остался с двумя дочурками-школьницами, но в одиночку вырастил их прекрасными людьми. Дочери подарили внуков и внучек, и они теперь гордятся, что у них замечательный дед, даже подарили ему футболку с надписью «Лучший дедушка страны!».

А Геннадий Александ­рович гордится своим отцом – участником Великой Отечественной войны Александром Андреевичем Горшковым, который в составе 7-ой Гвардейской механизированной колонны с ожесточёнными боями прошёл от Сталинграда до Берлина, освобождая от фашистских захватчиков Минск, Вильнюс, Ригу и другие города-посёлки в Белоруссии и Прибалтике. Ныне фотография фронтовика хранится в музее боевой и трудовой славы завода им.Серго.

И каждый год в День Победы Геннадий Александ­рович со всей своей большой семьёй – дочерьми, их мужьями, внуками и внучками – несёт портрет своего отца Александра Горшкова, вливаясь в ряды сотен других зеленодольцев, принимающих участие в акции «Бессмертный полк».

 

Геннадий Александрович с дочерьми – Людмилой (слева) и Еленой. 9 мая 2019 года

 

 

 

 

Владимир Федюнин: «Каким же сладким был горький хлеб войны»

 

Как становились взрослыми шестилетние малыши, как пламя войны опалило каждую семью, как голодали и верили в победу – далёкие военные годы вспоминает зеленодолец Владимир Иванович ФЕДЮНИН.

Многие горожане хорошо знают Владимира Федюнина, ведь в 70-е годы прошлого века он работал начальником Зеленодольского ГРОВД. Сейчас Владимир Иванович подполковник в отставке, отмечен знаком «Почётный ветеран МВД России». Он не теряет бодрости духа, занимает активную жизненную позицию. Владимир Иванович – страстный охотник, рыбак, грибник.

В семье Федюниных свято хранят память о Великой Отечественной войне.

 

 

Беда пришла в Тихие горы

 

– Голод был не только на оккупированной территории. Расскажу, как мы, дети войны, выживали в ту нелёгкую пору, – с болью говорит Владимир Иванович. – Родился я в 1939 году в селе с красивым названием Тихие горы. Ныне это город Менделеевск. Рядом Кама, заливные луга. В 1941 грянула вой­на, и в сентябре моего отца Ивана Дмитриевича – столяра Бондюжского химического завода – призвали на фронт. Ему было 34 года – человек в самом расцвете сил.

 Мать Анастасия Михайловна заняла его мес­то в цеху, именуемом в народе «бондарка». Там изготавливали тару для продукции предприятия, которую поставляли далее на Казанский пороховой завод.            

Мы вместе с мамой, сес­трой и слепой бабушкой жили в стареньком бревенчатом доме, построенном ещё в Гражданскую войну. Хлеб получали по карточкам. По 150 граммов чёрного вкусного хлеба – мне, сестре и бабушке, а маме – 300 граммов. Конечно, это очень и очень мало, но нас выручала картошка с собственного огорода.

 

 

Слёзы на материнских щеках

 

– Мама работала по 12 часов, я ходил с сестрой в детский сад, где кормили в обед. Один раз в день нам давали тарелку супа и маленький кусочек хлеба. Как-то за обедом мне не хватило этого кусочка. Я спросил няню: «Почему?» Она ответила, что моя мама не заплатила за детсад.

Поел похлёбку без хлеба, а вечером задал вопрос маме, почему она не уплатила за детский сад. Мама расплакалась. Оказалось, что вместо зарплаты выдали облигации военного займа. Этот случай помню до сих пор, пред глазами лицо матери со слезами на щеках.

Помимо 12-часовой работы на производстве, мама вечерами ходила на резку и сушку картофеля. Кроме того, она вязала варежки и тёплые носки для бойцов. А мы, дети от четырёх до шести лет, отправлялись собирать колоски после «жнейки». Хотя нас не принуждали, а просто просили, мы понимали, что это нужно для фронта.

Не у всех хватало запасов до весны, поэтому собирали в огородах оставшиеся картофелины, уже подгнившие, и делали из них лепёшки. Они получались черно-синего цвета, но съедобные, если в них добавить лебеды. Называли эти лепешки, почему-то, «тошнотиками». Как только после половодья на заливных лугах сходила вода, мы отправлялись в поисках дикого лука, редьки и оставшейся в лужах после половодья мелкой рыбёшки. Всё шло в общий домашний котёл для приварка.

 

 

Михаил Федюнин с фотографией мамы

 

 

 

Картошка для пленныхнемцев

 

– В 1944 году появились первые пленные немцы. Их лагерь был как раз рядом с нашей дорогой в детсад. Немцы, увидев нас, протягивали руки и говорили «брот, брот…». Мы не понимали, что они хотят, но взрослые разъяснили, что слово «брот» переводится как хлеб. Где же взять его, если мы сами голодали. Кидали пленным сырой картофель. Не было чувства ненависти, желания мести. Хотя я понимал, что с отцом что-то случилось, так как от него перестали приходить письма.

 

 

Весточки от отца

 

– Извещение о пропавшем на фронте отце мы получили уже после войны, в 1946 году. Но там ошибочно было указано, что он пропал в 1942 году. Этого не могло быть, ведь мы в это время всё ещё получали фронтовые «треугольники» от отца. Найти хоть какую-то информацию об отце, мне помог сначала военком Зеленодольска полковник Рыбальченко и уже в 21 веке интернет-ресурс «Подвиг народа». Фронтовые «треугольники» от отца перестали приходить с весны 1943 года. Тогда шли бои на Курской дуге и освобождали Смоленск, в этих боях участвовал отцовский полк. Он погиб уже на территории Белоруссии. Отец был тяжело ранен 14 октября 1943 года и направлен в медсанбат, но в санчасть, которая была буквально в двух километ­рах, уже не добрался.

 

 

«Дети войны»

 

 Нам не присвоили статус «Дети войны», посчитали, что мы не заслужили. Хотя наше поколение пережило страшные лишения, нас косили болезни (тогда свирепствовала скарлатина), мы не доедали, не было тёплой одежды.

Когда я пошёл в школу в 1946 году, в классе были ученики 1935-1939 годов рождения. Старшие не учились, так как у них не было одежды, особенно обуви. Немцы научили нас надевать на лапти деревянные колодки, так мы спасались от грязи в непогоду.

После немцев появились пленные японцы. Они были совсем не похожи на немцев – я бы даже сказал, диаметрально противоположны. Если немцы были какие-то тихие, словно пришибленные, то японцы казались злыми, готовыми наброситься на нас. Однако японские пленные были очень благодарны нам, когда мы приносили им лягушек, которых собирали в пойме реки Камы.

 

 

Как встретили День Победы

 

– День был солнечный, на улицах полно женщин, детей. Мужчин не было, ведь на нашей большой в сто домов улице с войны вернулся один израненный инвалид-солдат. Не вернулись с фронта отцы всех моих одноклассников. Так мы стали взрослыми в шесть лет.

В 1947 году отменили карточки на хлеб и стало как-то спокойнее. Хотя пос­левоенные годы тоже были голодные, но вместе с войной потихоньку ушли «тошнотики» из мёрзлой картошки и хлеб с лебедой.

Сейчас на первом месте – тема эпидемии коронавируса. Будем надеяться, что пандемия, как и война, поможет людям сплотиться, поможет лучше понимать друг друга. Война стала страшным испытанием для всех, но ведь она и сплотила нас. Не забудешь, как помогали друг другу, как оплакивали похоронки и радовались освобождению городов. И сегодня мы, дети войны, помним друг друга, дружим, общаемся с теми, кто ещё остался в живых.

 

 

 

 

Через ад Освенцима: Житель села Косяково Николай Чибирев ушел на фронт в 18 лет, прошел через все ужасы военного времени

 

К нам в редакцию приехала из Казани Галина Понькина – дочь нашего земляка, участвовавшего в боях Великой Отечественной и прошедшего страшный ад Освенцима. Она попросила рассказать зеленодольцам про  уроженца села Косяково Николая Чибирева –  человека с удивительной судьбой, орденоносца.

Николай Степанович родился в 1924 году в селе Новоникольская слобода Нурлатского, ныне – село Косяково Зеленодольского района. Рос в многодетной крестьянской семье, где было пять братьев и три сестры. Успешно закончив сельскую школу, он поступил на курсы мастеров бумажного дела в ФЗУ при Марийском бумажном комбинате в поселке Лопатино (ныне – Волжск) Окончание училища совпало с началом войны, ему тогда не было и 17. Парнишка был вынужден вернуться в родное село. До сентября 1942 года растил хлеб для фронта и занимался животноводством. Когда Николаю исполнилось 18, его призвали на фронт, к этому времени все братья и младшая из сестер уже воевали на передовой.

Сначала Николай был курсантом 30-го учебно-минометного полка в городе Покрове  Московской области. В начале августа 1943-го стрелок-минометчик,  младший сержант Чибирев вместе с другими курсантами полка был направлен на 1-й Украинский фронт, который вел тогда бои в Сумской области.  Там, в районе поселка Теткино, прошел боевое крещение в первом бою. Позднее, в одном из боев под Конотопом в сентябре 1943 года Николай Чибирев получил ранение ног и был отправлен в военно-полевой госпиталь. После выздоровления получил направление в 654-й минометно-стрелковый полк, который в то время вел наступление на Белорусском направлении. 1943 года, после атаки немецких самолетов, многочасовой бомбардировки и обстрела солдаты попали в окружение. Оставшиеся в живых стали продвигаться к линии фронта.

- Чтобы легче и безопаснее было передвигаться, солдаты разделились на мелкие группы,  - рассказывает Галина Николаевна. - Группа, в которой находился папа, состояла из тринадцати человек. Двигаться они могли только ночью, потому что днем немцы непрерывно простреливали всю линию фронта. Днем группа отсиживалась в кустах и стогах сена. Измученные бомбежкой, холодом и голодом, солдаты шли трое суток и к утру четвертого дня набрели на заброшенный немецкий дот, где и укрылись в надежде отдохнуть. Там их нашли немецкие разведчики. Они оказалась в немецком плену…

Потом два месяца карантинных немецких лагерей на территории Украины, под городом Житомир.  Николай Степанович вспоминал, как бывший генерал красной армии Власов, перешедший на сторону фашистов, вербовал наших военнопленных. Были случаи, когда ему это удавалось. Тех, кто не предал Родину, отправляли на принудительные работы в шахты Освенцима. 

- В годы войны в Освенциме были умерщвлены около 1400 000 человек, - продолжает дочь фронтовика - это был крупнейший из нацистских лагерей уничтожения, который стал одним из главных символов Холокоста. Только крепкая деревенская закалка и молодость позволили отцу выжить.
Больше года он находился в этом лагере, где прошел все муки ада. Пленных заставляли работать в шахтах, это был непосильный и изнуряющий труд. На глубине 140 метров не было кислорода, военнопленные добывали каменный уголь вручную. Друзей не было: каждый «сам за себя», нечаянно сказанное слово или необдуманное действие оборачивалось наказанием плетью или нагайкой. Жили они в щитовых бараках с печкой-буржуйкой. Питание было очень скудным - один раз в сутки, вечером – баланда с брюквой и 240 грамм хлеба. Если выполнялась суточная норма работы в 10 тонн, давали 25 грамм маргарина…

Когда советские войска начали освобождать Польшу, заключенных, которые еще могли работать и ходить, погнали этапом в Германию.  Они стали живым щитом, прикрытием для фашистов от наступающей армии. Самое трудное для военнопленных было передвижение в деревянных колодках, за сутки проходили по 50 километров. Немцы перегнали военнопленных до реки Эльбы, с помощью понтонных мостов переправили на другой берег и заставили их копать
противотанковый ров, параллельный речному руслу. Затем фашисты взорвали понтонные мосты и перемычку между основным и малым руслом Эльбы, чтобы задержать наступление.

Оставшихся в живых военнопленных союзные войска освободили  5 мая 1945 года. Но на этом испытания Николая Чибирева не закончились. Проверочно-фильтрационные пункты особого отдела НКВД не выявили предательства Родине.  После реабилитации была новая присяга стране и ее вождю Сталину, а потом еще два года службы в рядах 654-го минометно-стрелкового полка на территории Вены, Австрии. Демобилизовался он в апреле 1947 года.

После службы вернулся в родное село. Через год женился на скромной трудолюбивой девушке Екатерине Ковариной, с которой прожил в любви согласии 67 лет. Пятьдесят лет он трудился в колхозе имени Калинина, а после его реорганизации – в совхозе Нурлатский Зеленодольского района. Работал рядовым колхозником, бригадиром полеводческой бригады, а после окончания курсов – агрономом при Казанском сельхозинституте. Был депутатом Тавлинского сельского совета Зеленодольского района, парторгом колхоза. В 1970 году участвовал в Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ) СССР. Наград у Николая Степановича немало: среди них орден Отечественной войны второй степени, медаль «За победу над Германией», благодарственная грамота от командующего Первым Украинским фронтом Ивана Конева  «За ратный подвиг», медали «За трудовую доблесть», «За доблестный труд и другие. 

 

 

Супруги Чибиревы воспитали семерых детей, у них десять внуков и 12 правнуков.

 

Одна из дочерей  – Галина Николаевна, которая рассказала про своего отца, более 20 лет назад перевезла родителей в Альметьевск, который стал для них второй родиной. «В 2013 году из жизни ушла мама, – с горечью вспоминает гостья нашей редакции, –  с тех пор отец потерял радость жизни.  Умер он в 2016 году, похоронили мы его в Альметьевске».

Несмотря на то, что уехали из села Косяково Чибиревы давно, Галина Николаевна надеется: еще остались их земляки, помнящие человека с безупречной репутацией, который никогда не пил, не курил, слова обидного никому не говорил. И военное прошлое вспоминать не любил: «Очень больно, обжигает сердце, как огонь»

 

 

 

 

 

Кронид БУТОРОВ: «Я чудом выжил на войне»

 

Кронид Евстафьевич Буторов воевал на Балтийском флоте, отмечен боевыми наградами. Много лет трудился на предприятии «ЭРА», был отличным специалистом. Его уже нет в живых, но родные и близкие хранят память о герое – участнике Великой Отечественной войны.

 

Один из тех, кто общался с Кронидом Буторовым, – зеленодолец Юрий Быстров, ветеран «ПОЗиСа». Он хранит «Известия» от 9 мая 1945 года – для Юрия Михайловича это память о близком человеке. Копию газеты ему передал тесть Кронид Буторов.

– Он хранил газету от 9 мая 1945 года, как память о той страшной поре, – рассказывает Юрий Быстров. – Глядя на копию «Известий», Кронид Евстафьевич часто вспоминал далёкие годы. На первой странице газеты – Акт о безоговорочной капитуляции, под которым поставили подписи от имени германского верховного командования – Кейтель, Фриденбург, Штумф. Акт подписан в присутствии маршала Советского Союза Георгия Жукова. Чуть ниже опубликован Указ президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении 9 мая праздником Победы». Этот день был объявлен нерабочим. Интересно, что новшество продержалось только два года, уже с 1947 года он стал рабочим. Только в 1965 году Леонид Брежнев вновь сделал 9 мая нерабочим, праздничным днём и ввёл льготы участникам войны. 

Кронид Евстафьевич не любил делиться многословными воспоминаниями о войне, рассказывал о ней очень мало. Я помню, как он говорил, что это очень страшное время и, не дай Бог никому вновь пережить подобные события.

 

В памяти родственников и коллег по работе Кронид Евстафьевич остался очень ответственным и добросовестным человеком

 

 

 

Родился Кронид Буторов в 1924 году во Владимирской области. Когда началась Великая Отечественная ему не исполнилось и семнадцати. В октябре 1942 года молодой парень получил повестку в военкомат и отправился на фронт. Воевать пришлось в составе Балтийского Краснознаменного флота. Служил матросом третьего дивизиона ДКТЩ ОВР островной военно-морской базы КБФ. Его воинская специальность – радист-сигнальщик.

На Балтике приходилось попадать в самые разные передряги. Его смелость была отмечена многими наградами. В июле 1944 года Кронида Буторова наградили медалью «За боевые заслуги», в сентябре того же года – медалью Ушакова. А в ноябре 1944 года приказом командующего Краснознамённым Балтийским флотом матрос Кронид Буторов за личное мужество, проявленное в боях, награждён орденом Красной Звезды.

«С войны я еле выбрался, я выжил чудом, – вспоминал Кронид Евстафьевич. – Однажды противник обстрелял наш катер разрывными пулями. Командир катера и все старшие по званию погибли. Пришлось брать командование на себя». Этот случай позже был очень живописно описан в  одной из питерских газет, но что там приукрашено журналистами, а что было на самом деле, сейчас сказать трудно, ветерана уже нет с нами, чтобы расспросить его. В январе 2009 года Кронид Евстафьевич скончался.

Кронид Буторов служил в Ленинграде, в Кронштадте, победу встретил в эстонском Таллине. Вой­на завершилась, а он ещё пять лет отслужил на Балтийском флоте. Домой вернулся только после 1950 года.

В Зеленодольске Кронид Евстафьевич 44 года проработал на предприятии «ЭРА», был и элект­ромонтёром, и инженером-настройщиком, и регулировщиком. Друзья по работе характеризовали его как ответственного человека и доброжелательного коллегу, делящегося опытом с молодыми специалистами. Ему довелось выполнять сложные задания, в том числе, побывать в командировках в Африке. Сергей Когогин (ныне генеральный директор «КамАЗа», тогда он был главой города) на встрече с участниками войны и блокадниками, посвящённой дню освобождения Ленинграда, рассказывал, что Кронид Евстафьевич учил его «держать отвёртку», разъясняя основы электромонтажной работы.

Среди наград Кронида Буторова: орден Красной Звезды, медали Ушакова и «За боевые заслуги», орден Отечественной войны II степени, «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», медали «За трудовое отличие, «300 лет российскому флоту», медаль Жукова, медаль «Ветеран труда». Почему так долго искали ветерана фронтовые награды? Сам Кронид Евстафьевич знал о них ещё в 1944 году, думал, что просто потеряны наградные документы.

Мы подняли бумаги, оказалось, что писари допустили ошибку в написании фамилии и имени. В удостоверениях на медали «За боевые заслуги» и Ушакова –
написали «Бутарев Кранид», а на орден Красной Звезды – «Бутарев Кронид». Об этом говорит ресурс: pamyat-naroda.ru. Лишь через шестьдесят лет, в 2005 году, в Зеленодольск приехал военком Республики Татарстан Рим Мустаев, чтобы вручить награды.

Газета «Известия» от 9 мая 1945 года

 

 

 

 

 

Отзовитесь, родственники: Как сложилась судьба бывшего депутата Зеленодольского горсовета

 

 

В юбилейный для Зеленодольского судостроительного завода год нельзя не вспомнить о горьковчанах, участниках Великой Отечественной войны. Одним из них был Павел Окунев. Сегодняшним работникам предприятия, даже ветеранам, это имя мало о чём говорит. А до войны оно было у многих в нашем городе на слуху.

Павел Иванович Окунев родился 115 лет назад в Казани. Его отец служил приказчиком в магазинах разных господ и в 1916 году, поднакопив небольшой капитал, открыл писчебумажную лавку. Однако, в этом деле особо не преуспел, помешали сначала Февральская и Октябрьская революции, а затем и Гражданская война. При новой власти трудился на казанских заводах. В 1923-м его не стало.

К тому времени Павел успел окончить шесть классов школы. Тяжёлое материальное положение семьи побудило его бросить учёбу и пойти работать.

Свою трудовую биографию начинал учеником электромонтёра в частной механической мастерской Плотникова. Затем работал в Наркомвнуотделе ТАССР и Мельничном тресте. Осенью 1927 года оказался в Кукморе на Валено-обувной фабрике «Красный текстильщик», где сделал головокружительную карьеру, за короткий срок пройдя путь от простого рабочего до помощника (заместителя) директора предприятия. Здесь вступил в партию и отсюда его направили в Мамадыш руководить профсоюзами, где проявил себя с наилучшей стороны.

В октябре 33-го Павла Ивановича командировали в молодой город советской Татарии — Зеленодольск.

Целый год он возглавлял местный Райпрофсовет, а затем стал председателем завкома завода имени Горького, был избран депутатом Горсовета, вошёл в состав пленума Зеленодольского РК ВКП(б). На этих должностях Павел Окунев активно участвовал в принятии важных решений в судьбе нашего города.

Однако поступательному карьерному росту помешало социальное происхождение. Во время обмена партдокументов весной 1936 года ему припомнили о том, что отец его был торговцем и владел магазином канцтоваров. Боясь дальнейших репрессий, Павел Иванович добровольно сложил с себя полномочия профсоюзного лидера и ушёл работать в цеха завода простым токарем.

Но богатый управленческий опыт Павла Окунева всё же оказался востребован. В мае 1938 года его назначают директором школы ФЗО завода имени Горького, а через год он вновь становится председателем завкома предприятия и членом ЦК Союза судостроителей.

Знаком глубокого уважения и безграничного авторитета Павла Ивановича можно считать тот факт, что именно ему было поручено зачитать отчётный доклад о деятельности представительного органа за прошедшие пять лет, на 10-й сессии Горсовета в сентябре 1939 года. А уже в декабре избиратели повторно оказали ему доверие, единодушно избрав депутатом местного парламента.

В Красную Армию Павла Окунева призвали в сентябре 1941 года. Защищал Москву. Весной 42-го через газету «Зеленодольский рабочий» он обратился к горожанам.

А через полгода Павел Иванович заслужил свой первый орден «Красного Знамени». В наградном листе к нему было сказано:

«Учебный батальон 334-й стрелковой дивизии Калининского фронта, комиссаром которого является тов. Окунев, получил задачу овладеть опорным пунктом противника — Шитики.

 

 

До войны Павла Окунева знали многие зеленодольцы

 

 

В результате хорошо организованной политработы перед боем и в бою батальон полностью выполнил свою боевую задачу. Когда в ходе боя произошла заминка, тов. Окунев во главе бойцов бросился в атаку. Несмотря на ранение, продолжал руководить боем до конца...».

Итогом успешных действий наших солдат стало освобождение Шитиков. Враг потерял до 80 человек убитыми и ранеными, были захвачены трофеи (пулемёты, автоматы, миномёт и гужевый транспорт).
«Орден Отечественной войны второй степени» Павел Окунев, замполит 908-го артиллерийского полка 43-й Армии, получил в самом начале 1944 года. В документе к награждению отмечалось:

«В результате хорошо организованного политического обеспечения выполнения личным составом приказов командования только с 20 сентября 1943 года по 8 января 1944 года полк вместе с пехотными подразделениями освободил свыше ста населённых пунктов, уничтожил 1192 немца, 72 тяжёлых и 60 ручных пулемёта противника, 

13 миномётов, два орудия, разбито 17 дзотов, три вражеских наблюдательных пункта, 22 блиндажа. Партийная организация за этот период выросла на 174 человека. Эти успехи достигнуты благодаря упорной работе тов. Окунева».

Летом 44-го майору Павлу Окуневу вручили орден «Красной Звезды». В представлении к награде, в частности, говорилось:

«Товарищ Окунев в период подготовки к наступлению и в ходе наступления отлично организовал партийно-политическую работу среди личного состава...

23 июня 1944 года во время прорыва переднего края обороны противника тов. Окунев находясь у орудий прямой наводки своим примером воодушевлял бойцов, сержантов и офицеров. В результате самоотверженной работы артиллеристов полка оборонительные сооружения и огневые точки противника были уничтожены, тем самым обеспечили успешное продвижение пехоты вперёд.

24 и 25 июня дивизионы полка успешно поддерживали стрелковые полки артиллерийским огнём при форсировании реки Западная Двина, тов. Окунев всегда находился на самом ответственном участке.

Во время совершения марша первый дивизион артполка в районе населённого пункта Верхова столкнулся с остатками групп окружённого противника, которые пытались оказать сопротивление. Под руководством тов. Окунева дивизион прямой наводкой уничтожил до 300 немецких солдат и офицеров.

Товарищ Окунев является лучшим организатором и вдохновителем побед».

Храбро воюя на фронтах Великой Отечественной Павел Иванович никогда не забывал о нашем городе, старался поддерживать связь. Так, в сентябре 1944-го в «Зеленодольском рабочем» появилась заметка, «Наши боевые земляки».

Спустя полгода Павел Окунев был удостоен четвертым орденом «Отечественной войны первой степени». Наградной лист к нему гласил:

«С начала наступательных боёв 22 января 1945 года находился непрерывно в боевых порядках подразделений, проводил партийно-политическую работу и своим личным примером воодушевлял личный состав на героические подвиги. Лично участвовал в боях за города Ангербург и Бартенштейн (нынешние Венгожево и Бартошице в Польше, на границе с Калининградской областью — прим. автора).

Девятого февраля в боях за Грюнвальд находился в пятой батарее. Противник силою до роты пехоты с двумя самоходными орудиями предпринял яростную контратаку. Личный состав воодушевлённый тов. Окуневым не дрогнул, отбил контратаку противника с большими для него потерями. Было уничтожено более 30 немецких солдат и офицеров и подбито два самоходных орудия».

 

Вместо послесловия

Так воевал бывший профсоюзный лидер завода имени Горького и депутат Зеленодольского Горсовета Павел Иванович Окунев. После окончания войны он уже не вернулся в наш город и как сложилась его дальнейшая судьба нам не ведомо. Лишь совсем недавно стало известно, что свой жизненный путь Павел Окунев закончил в год 30-летия Победы над фашистской Германией, в 1975-м.

 

 

 

Наши боевые земляки

 

На днях нами получено письмо из действующей армии от бывшего работника завода имени Горького Окунева П.И., за боевые заслуги трижды награждённого. В своём письме тов. Окунев пишет:
«Прошу передать мой фронтовой привет избирателям участка, где я был избран депутатом Зеленодольского горсовета в день 20-летия Татарской республики. Доверие, которое было мне оказано моими избирателями, я стараюсь оправдать на фронте в боях с немецко-фашистской сворою.

Недалёк уж день окончательной победы над врагом. Надеюсь, что и избиратели мои отдают все силы на дело победы над немецко-фашистскими захватчиками».

 

«Зеленодольский рабочий» от 28 сентября 1944 года

 

 

 

 

Призыв к избирателям

 

Я, депутат городского совета, избранный вами, всемерно стремился в повседневной работе оправдать ваше доверие. Сейчас, когда Родина призвала меня с оружием в руках защищать интересы страны, я всегда помню, что и на фронте должен оправдать ваше доверие.

Заверяю вас, что я приложу все свои силы и знания для того, чтобы громить врага по-сталински. Если потребуется, то отдам и жизнь за нашу великую Родину.

Обращаюсь к вам с призывом приложить все силы к тому, чтобы наш тыл был ещё крепче, чтобы все нужды фронта были своевременно обеспечены.

Бойцы нашей части все включились в социалистическое соревнование имени Первого мая, взяв в основу практическую реализацию приказа товарища Сталина к 24-й годовщине Красной Армии. Вызываю трудящихся города Зеленодольска на соцсоревнование. К Первому мая придите с отличными показателями помощи фронту.

 

Ваш депутат — Окунев. «Зеленодольский рабочий» от 5 апреля 1942 года

 

 

 

 

 

 

 

Погиб, освобождая Венгрию: Имя нашего земляка Евгения Тюрганова наконец-то увековечено

 

 

В редакцию нашей газеты по электронной почте пришло письмо. В нём москвич Сергей Архипов сообщил об увековечении памяти нашего земляка, погибшего и похоронённого на венгерской земле.

О Евгении Ивановиче Тюрганове мы знаем крайне мало. Родился он в 1908 году на ст.Захаркино
Петровского района нынешней Саратовской области. Семь лет, с 1928 по 1935 годы, служил в рядах Красной Армии.

Волею судеб оказался в Зеленодольске. Со своей супругой Лидией Ивановной проживал в Нижнем посёлке (сегодняшняя промзона) в доме №5 по Заводскому переулку. Отсюда же ушёл на фронт в 1941 году.

Воевал на Брянском, Воронежском, Западном и 1-м Украинском фронтах. Был ранен. За успешное выполнение боевых заданий дважды представлялся к наградам.

Орден Красной Звезды наш земляк получил в самом начале 1943 года. В наградном листе сказано:

«Гвардии лейтенант Тюрганов Евгений Иванович, работая офицером связи, обеспечил своевременную доставку боевых приказов и распоряжений, тем самым обеспечил выполнение полком боевых задач.

В бою за станцию и город Валуйки 19 января 1943 года под сильным огнём противника выяснил обстановку на участке полка и доложил в штаб дивизии».

Весной 44-го Евгения Ивановича отметили во второй раз. Поначалу его представили к ордену Красного Знамени, но в итоге вручили орден Отечественной войны 1-й степени. В рассекреченном документе министерства обороны РФ можно прочитать следующее:

«В боях за станцию Клевань и г.Ровно, командуя эскадроном ПВО 29-го кавалерийского полка 8-й гвардейской дивизии
13-й Армии, тов. Тюрганов умело расставил средства ПВО, и все налёты авиации противника были отражены, не дав возможности сбросить бомбы в цель.

В бою за город Дубно 12-13 февраля 1944 года в критический момент, когда противник предпринимал неоднократные атаки, эскадрон Тюрганова стойко и отважно из пулемётов ДШК отражал яростные атаки немцев. Бойцы, воодушевлённые личным примером тов. Тюрганова, дрались, истекая кровью от ранений, но поставленные задачи выполняли с честью. Попытка немцев подавить боевые порядки полка была сорвана. Противник оставил на поле боя сотни убитых солдат и офицеров».

Гвардии лейтенант Тюрганов погиб 13 ноября 1944 года, освобождая Венгрию, в окрестностях населённого пункта Алатьян. Там же был предан земле. Через год братскую могилу советских солдат перенесли на кладбище соседнего города Ясберень. В 2008-м воинский мемориал реконструировали. Здесь появились плиты с именами погибших бойцов Красной Армии, но не всех. И лишь совсем недавно, благодаря и усилиям Сергея Геннадьевича Архипова, долгое время разыскивавшего место захоронения своего деда, имя нашего земляка было наконец-то увековечено.

Удалось выяснить и другой факт. В Зеленодольском городском архиве сохранились списки работников завода имени Серго, награждённых медалью «За доблестный труд в  Великой Отечественной войне». Среди отмеченных правительственной наградой значится и Лидия Ивановна Тюрганова. Тогда она возглавляла бюро организации труда цеха №8 этого предприятия.

К большому сожалению, поиски близких и родных Евгения Ивановича Тюрганова пока не увенчались успехом. Быть может, прочитав эту статью, они откликнутся. Будем надеяться.

 

 

 


Память о Евгении Ивановиче увековечена и в Зеленодольске. Правда, с досадной ошибкой. На стеле у Вечного огня в городском Парке Победы и в «Книге Памяти Республики Татарстан» он записан как «Тюганов», без бУквы «р».

К тому же в 10-м томе издания, посвящённом Зеленодольскому району, даже не указаны ни место, ни дата его гибели. То есть получается, что все эти годы Евгений Тюрганов числился «пропавшим без вести» на той страшной войне. А вот в пятом томе «Книги Памяти Саратовской области» все сведения о Тюрганове Е.И. приведены правильно и в полном объёме.

 

 

 

Теперь новости Зеленодольска вы можете узнать в нашем Telegram-канале

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: