Новости Зеленодольска

Летопись мужества

2020-й – Год памяти и славы, согласно Указу Президента Российской Федерации Владимира Путина с целью сохранения исторической памяти и в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов.

Редакция газеты «Зеленодольская правда» решила неформально подойти к освещению главной темы года. Наш проект «Летопись мужества» – это доскональное изучение местных архивных материалов, связанных с войной и тылом, с привлечением краеведов, волонтёров и общественных организаций. С системной публикацией изученных и открытых новых фактов и героев.

А главная цель проекта «Летопись мужества» – сохранение памяти для молодого поколения, чтобы это служило будущему, воспитывало настоящих патриотов, раскрывало Настоящую правду Поколения победителей.

 

 

 

«А завтра была война...» - 1941-й: Зеленодольск в канун суровых испытаний

 

В старых подшивках «Зеленодолки» – вся история нашего города. Пожелтевшие от времени страницы дают и представление о том, чем жил Зеленодольск накануне Великой Отечественной войны.

В 1941 году Зеленодольск был небольшим городком с населением в 37 тысяч человек. Ежедневно местная контора связи обрабатывала до 2000 корреспонденций и доставляла в Зеленодольск 3,5 тысячи газет и журналов. Для горожан работали более 20 библиотек с книжным фондом в 90 тысяч томов.

В трёх клубах демонстрировались фильмы. Строился четвёртый, на 600 мест (нынешний ДК «Родина»). В начале 1941 года премьеры картин «Салават Юлаев» и «Валерий Чкалов» прошли при переполненных залах. Только ленту о легендарном лётчике, роль которого сыграл уроженец соседнего Верхнеуслонского района Татарии актёр Владимир Белокуров, за первые три дня проката посмотрели более 6,5 тысячи зеленодольцев. Цифра просто фантастическая, даже по сегодняшним меркам!

Но не одним лишь кино жил предвоенный Зеленодольск. Так, в середине июня 1941 года в клубе фанерного завода №3 состоялся литературный вечер, посвящённый творчеству русского драматурга А.Островского, а самодеятельный театр подготовил к показу спектакль по пьесе классика «На бойком месте». Постановку осуществила режиссер-общественник Маврина, в ролях были заняты Хорьков, Панова, Иванов, Коровин, Гришин. 

А сколько запланировано мероприятий, которым не суждено было сбыться из-за войны. В том же июне правление клуба им. Парижской Коммуны достигло соглашения со Всесоюзным концертным объединением о гастролях лучших мастеров искусств СССР. В течение лета перед зеленодольцами должны были выступить популярный эстрадный певец той поры Вадим Козин, первый исполнитель знаменитой песни «В парке Чаир» Аркадий Погодин и джаз-оркестр Якова Скоморовского, с которым в конце 30-х успешно сотрудничала Клавдия Шульженко. А также звезда советской оперной сцены, солист Большого театра Сергей Яковлевич Лемешев. Но началась война…

На лето 1941 года было запланировано и много спортивных соревнований. За сезон зеленодольские спортобщества обещали подготовить 987 значкистов ГТО (Готов к Труду и Обороне).
Насыщенная программа была подготовлена для зеленодольских ребят в летние каникулы. В июне школьников ожидал розыгрыш чемпионата города по лёгкой атлетике, а в июле – детская спартакиада. Горком комсомола собирался организовать многодневные шлюпочные переходы по Волге и Илети.

В клубах намечались два концерта эстрады и цирка, три кукольных спектакля, пять сказочных представлений и шесть утренников, а также 72 киносеанса. Для детей было оборудовано в городе несколько спортплощадок, а в саду клуба «ПК» установлены аттракционы. При каждой школе были разбиты участки с плодовыми деревьями, кус­тарниками и овощами, за которыми в течение лета должны были ухаживать и вести наблюдение ученики. Планировались также краеведческие походы по Зеленодольску и прогулки в лес для сбора различных коллекций и гербариев.

 

 

На фото, опубликованном 21 июня 1941 года в газете «Зеленодольский рабочий», счастливые выпускники средней школы №5. Первый ряд (слева направо): Хамидуллин, Мингазова, Хуснутдинова, Газеев. Второй ряд: Хасанов, Фатыхова, Мухаметова, Валиуллина. Они ещё не знают, что самый главный экзамен в их жизни впереди
 

 

 

Ещё весной 1941 года на строительство своего лагеря заводу им. Серго было выделено 75 тысяч рублей. А вот пионерлагерь завода им. Горького уже был готов к сезону и собирался принять за лето 750 школьников. Первые 250 из них заехали туда в середине июня, а 19-го числа состоялось торжественное открытие первой смены.

Отличившиеся в учёбе и общественной жизни дети были отмечены особо. Все расходы по их отдыху взяли на себя городские предприятия. Предполагалось, что до нового учебного года десятки зеленодольских ребят поправят своё здоровье в санаториях и курортах, совершат экскурсии в Москву и Ленинград. Лучшие из лучших были поощрены путёвками в знаменитый «Артек». В июне первыми в Крым поехали семиклас­сник школы №4 Куприянов и второклассница пятой школы Афанасьева.

Но прежде чем отправиться на каникулы, зеленодольские школьники должны были выдержать государственные и переходные из класса в класс экзамены. Только в школе №1 такие испытания прошли около 270 учеников, в том числе и 29 выпускников. На 1 июля был намечен общегородской вечер, посвящённый выбору профессии выпускниками. Перед бывшими школьниками должны были выступить лучшие зеленодольские инженеры, врачи, учителя и рабочие.

 

В начале 1941 года премьера фильма «Валерий Чкалов» прошла в Зеленодольске при переполненных залах

 

Однако некоторые ребята уже определились со своим будущим. Вот о чём 23 мая 1941 года рассказали на страницах «Зеленодольского рабочего» десятиклассницы школы №1 Лида Скороходова и Женя Половникова: «Оканчивая в этом году средние школы, мы вступаем в новый этап нашей радостной жизни. Мы хотим конструировать такие машины, которые были бы лучшими в мире, а для этого нужно ещё много-много учиться... Чтобы строить первоклассные самолёты и этим ещё больше укреплять мощь нашей авиации, мы поступим в авиационный институт».

Надежды, мечты и планы, человеческие судьбы и привычный уклад жизни – всё это было разом перечеркнуто, пошло под откос, рухнуло и разбилось вдребезги 22 июня ровно в четыре утра…

 

Накануне войны в Зеленодольске работало с десяток предприятий, пять из которых имели союзное подчинение. Самым крупным из них был завод имени Серго. Его коллектив насчитывал 4588 человек.

 

 

 

Военный Зеленодольск: В 1941 году население города стремительно выросло за счёт беженцев

 

В казанских архивах удалось обнаружить весьма любопытные документы. Это докладные записки о состоянии городского хозяйства и насущных проблемах Зеленодольска в начале 40-х годов, подготовленные для руководства ТАССР.

Точной даты материалов нет, но можно предположить, что они составлены весной 1942 года. На это указывают некоторые факты, в частности то, что под отчетами стоят подписи тогдашних первого секретаря зеленодольского ГК ВКП(б) Николая Суганова и председателя горисполкома Михаила Горюнова, которого в июне того же года сняли с поста.

Так что же представлял из себя военный Зеленодольск? Даже спустя десятилетие после своего возникновения наш город все еще не был единым целым и состоял из ряда поселков, характеризующихся, как отмечалось в документах, «чрезвычайной разбросанностью и разобщенностью». Общая площадь Зеленодольска в 1942 году равнялась 2113 гектарам, из которых две трети не были даже освоены.

Зато промышленный потенциал нашего города уже тогда был внушительным. Зеленодольск по праву считался вторым экономическим центром советской Татарии. На 132 гектарах располагались пять крупнейших предприятий союзного подчинения (заводы имени Горького и Серго, ЗФЗ, ПФЗ и ШПЗ). В городе работали промкомбинат, три кустарнопромысловые артели, не считая мелких контор, а также несколько строй­организаций.

Зеленодольск был тыловым городом, но здесь дислоцировались воинские части №№19, 91, 101 и 202. Первое – это учебное военно-морское подразделение по освоению строящихся кораблей на заводе «Красный металлист». Остальные три относились к противовоздушной обороне. Кроме того, в нашем городе были расквартированы рабочие батальоны №№ 306, 617, 646, 1103, 1165, 1957 и спецотряд мобилизованных, трудившиеся на оборонных предприятиях и фанерном производстве.

 

 

Подшефный полк зеленодольской школы №4, 1941 год

 

Накануне войны в Зеленодольске проживали 37000 человек, а меньше чем через год – уже более 50 тысяч. Столь стремительный рост населения произошел за счет эвакуированных. Только в августе-сентябре 1941 года наш город, если верить архивным документам, принял до 12000 беженцев из западных регионов СССР, и этот поток не иссякал. Руководству Зеленодольска пришлось безотлагательно решать вопрос с размещением вновь прибывших людей. Городские стройорганизации совершенно не были готовы к такому развитию событий и не справлялись с возложенными на них задачами.

К весне 1942 года жилфонд Зеленодольска составлял более 130 тысяч квадратных метров. Плотность населения была столь высока, что на одного человека приходилось, по разным данным, 2,2-2,6 кв.м. Основная часть жилья принадлежала промышленным гигантам города. Одна треть строений представляла из себя ветхие каркасно-засыпные бараки, требовавшие капитального ремонта.

 

 

Первые дни мобилизации. Комсомольцы-добровольцы. 24 июня 1941 год

 

 

В Зеленодольске в ту пору плохо обстояло дело и с водоснабжением. Протяженность городского водопровода была всего 9 километров, из которых пять уложены деревянными трубами, что зачастую приводило к авариям, и Зеленодольск на длительное время оставался без живительной влаги. Особенно страдали жители станции Зеленый Дол, Соцпоселка и Красной горки. Людям приходилось пользоваться другими источниками, где качество воды, порой, оставляло желать лучшего.

Санитарное состояние Зеленодольска в 1942 году находилось на низком уровне. Его благоустройство продвигалось крайне медленно, весной и осенью город утопал в грязи. Мощеные дороги с деревянными тротуарами были лишь на нескольких улицах, как и освещение. Канализация в современном понимании этого слова отсутствовала, вопрос о строительстве коллектора из-за войны был отложен. На уборке города и вывозке нечистот использовали две автомашины и 10 лошадей, что было недостаточно.

 

«Зеленодольский рабочий», 11 января 1942 год

 

 

 

 

О чём писала наша газета в начале 1942 года

 

 

Стахановский труд

Станочница завода имени Серго тов. Вохмина была переведена на новую работу. Здесь она приложила все свои старания и быстро освоила порученное дело. Прошло несколько дней и тов. Вохмина стала во много раз перевыполнять дневную норму.

 

На снимке: стахановка фанерного завода №3 тов. Талова М., систематически выполняющая производственную программу более 200 проц.

 

 

Через две недели она поставила перед собой задачу: догнать и перегнать в выполнении нормы работниц тт. Камалееву, Сюганову, Смирнову, выполняющих по полторы-две нормы в день.

По техническим нормам тов. Вохмина должна дать в смену 300 изделий. Работая не покладая рук, она добилась успеха и стала систематически выпускать по 900 изделий в смену. Таким образом тов. Вохмина добилась выполнения нормы на 300 процентов.

«Зеленодольский рабочий» от 8 января 1942 года


 

 

 

Комсомольско-молодёжные вахты

Комсомольцы завода имени Горького, вставшие на стахановские вахты в честь Нового года добилась высокой производительности труда. Впереди идут комсомольцы, где начальником тов. Гаврилов.

В результате подготовительной работы в этом цехе многие комсомольцы перевыполняют нормы. Стахановка тов. Тихтурова за 11 часов выполнила работу, на выполнение которой обычно затрачивалось 52 часа. Вставая на вахту, тов. Тихтурова обязалась обучить работе на станке тов. Краснову. Своё обязательство она выполняет.

 «Зеленодольский рабочий» от  8 января 1942 года

 

 

 

Инженеры-рационализаторы

Инженерно-технические работники завода имени Серго в дни Отечественной войны прикладывают всё своё умение и знания для повышения производительности труда, увеличения и ускорения выпуска продукции.

Инженер-химик тов. Ступишина в 1941 году внесла два ценных рационализаторских предложения, от внедрения которых завод получил свыше 800 тысяч рублей экономии. Эти предложения позволили заменить дорогостоящие дефицитные материалы более дешёвыми, что особенно важно в дни освободительной войны.

Активным рационализатором завода является заместитель начальника отдела технического контроля тов. Хрипунов. Он внёс два предложения, которые позволили сократить брак деталей. От внедрения этих предложений годовой экономический эффект выразился в сумме 191 тысячи рублей.

Кроме того тов. Хрипунов является активистом по внедрению других предложений.

«Зеленодольский рабочий»  от 11 января 1942 года

 

 

 

 

 

Артефакты Победы: В музее обороны Севастополя хранятся экспонаты, найденные нашим земляком Талгатом Гиззатуллиным

 

Бывший военнослужащий СССР, подполковник в отставке, а ныне председатель Совета ветеранов ЗМР Талгат ГИЗЗАТУЛЛИН, в 1970-е годы служил в Севастополе. Занимаясь укладкой кабелей на местах сражений, он и его товарищи обнаружили в траншеях артефакты Великой Отечественной.

 

Талгат Гиззатуллин

 

 

Талгат Гиззатуллин с детства мечтал стать военным, его родной дядя был лётчиком, и вид кожаной куртки, погон со звёздами производил на ребёнка неизгладимое впечатление. Детскую мечту, пусть не с первой попытки, юноша реализовал, поступив в высшее Ленинградское военно-политическое училище войск противовоздушной обороны. После четырёхлетнего обу­чения получил распределение в город-герой Севастополь.

– Ещё в школе у меня возник интерес к истории и особенно к годам Великой Отечественной войны, много прочитал литературы на эту тему, – рассказывает Талгат Рифкатович. – А тут представляете, я оказываюсь в таком историческом месте! Наша часть дислоцировалась в пригороде Севастополя на мысе Херсонес, недалеко от знаменитой 35-ой батареи. Там вся земля нашпигована металлом. Но вот что удивительно, каждую весну распускались алые маки, как в песне у Юрия Антонова: травы нет, всё выжжено и одновременно полыхают огнём красавцы-цветы – впечатление сильное!

В то время, а это была середина 1970-х годов, наш сверхсекретный объект находился на стадии завершения строительства, его укомплектовали соответствующей аппаратурой. В том числе шли работы по укладке кабелей. Под них рыли траншеи и находили много интересного. Железа было столько, что лопатой копни и половина извлечённого грунта – осколки.

Каждую весну севастопольская земля выталкивала из себя железо. Приходили минёры и перед наступлением пляжного сезона всё аккуратно убирали. Мы уже шли за ними. Я обычно тогда дежурил по выходным, и каждое воскресенье вместе со своими бойцами мы отправлялись на раскопки.

В 1942 году на этом участке проходили ожесточённые бои, оборона длилась 250 дней, тысячи погибших. Когда мы копали, то находили всё – и снаряжение, и неразорвавшиеся мины, а один раз даже обнаружили остатки немецкой сапожной мастерской с кучей подмёток. Находили много бое­припасов, а на 35-ой батарее прямо на земле валялись отстрелянные стволы, рядом – обезвреженные, невероятной величины 305-миллиметровые снаряды.

Когда в мае 1944 года Севастополь освобождали, оставшиеся гитлеровские войска были оттеснены именно на мыс Херсонес. Главнокомандующему немецкой армии предложили сдаться, но он отказался, и с краю от 35-ой батареи фашисты заняли оборону, где в 1942-м наши стояли насмерть – там всё было вперемешку. Гитлер, чтобы поднять боевой дух своих солдат, отправил на лёгком одномоторном самолётике фирмы «Horch» посыльного с наградными крестами. Аэродром находился на мысе Херсонес, и он должен был сесть там, но наши зенитчики его сбили. Самолёт упал, рядом, по-видимому, разорвалось несколько снарядов и следы авиакрушения накрыло землёй.

 

Батарея №35 до 12 июня 1942 года служила укрытием для последних сопротивляющихся защитников Севастополя

Реклама

 

 

И вот как-то захожу в казарму, а вся рота в немецких крестах: что-то мои бойцы нашли. Выясняется: когда они рыли траншею для прокладки кабеля, то наткнулись на тот самый самолёт, и среди обломков обнаружили железную коробку 20 на 40 сантиметров, полностью заполненную крестами – и с дубовыми листьями, и с мечами. Мы сотрудничали с музеем обороны Севастополя на Сапун-горе, туда я и отнёс кресты. Потом эту находку включили в экспозицию, где демонстрируется немецкое оружие.

Много находили медальонов красноармейцев, в которые закладывали записки с данными бойца, его домашним адресом на случай гибели. Мы их старались не вскрывать, потому что бумага могла рассыпаться в прах, этим уже занимались специалисты. Однажды попалась алюминиевая ложка, на которой были выбиты инициалы, и вы представляете, только по этой ложке и по буквам на ней поисковики восстановили имя человека!

Ещё на территории Севастополя действовало подполье, которым руководил Василий Ревякин (его именем названа одна из улиц). А на мысе Херсонес был партизанский отряд, по численности не очень большой, но диверсии совершавший регулярно. Связным между Ревякиным и партизанами выступал сын одного из подпольщиков. Однажды этот парнишка отправился с донесением из Севастополя на мыс Херсонес, а это порядка девяти километров, прошёл через немецкие посты, но на краю аэродрома его засекли. Пацан успел сделать из пистолета лишь один выстрел, немцы, видимо, бросили гранату, парнишку отбросило в один из окопов и засыпало.

Мои ребята, прокладывая кабель, наткнулись на останки человека и пистолет. Экспертиза установила: это тот связной. В музее обороны Севастополя ему даже посвятили стенд, где есть фотографии героя и его отца, и тот самый пистолет…

В 1987 году Талгат Рифкатович решил вместе с семьёй навестить прежнее место службы. Его, конечно же, интересовало: хранятся ли в музее те находки?

– Мы поехали в Севастополь, родную часть посмотреть, с друзьями повстречаться, а во-вторых, посетить музей, посмотреть диораму. Подвёл своих детей к экспозиции, дочке тогда было 13 лет, сыну – восемь, всё им показал, рассказал. Смотрительница услышала мои слова, и спрашивает: откуда я знаю такие подробности? Объяснил, что во время службы здесь в 70-е годы принёс эти экспонаты. Она, конечно, вскинула руками.

Было приятно убедиться в том, что и найденные нами артефакты войны пригодились. Какие чувства испытывал? Гордость за то, что в деле восстановления памяти есть и мой небольшой вклад, и моих ребят. Такое не забывается!

 

 

 

 

 

Война в полотнах Константина Васильева:

Будучи младенцем, будущий художник попал с мамой в гестапо
 

 

Наш земляк, талантливый художник Константин Васильев – автор многих картин, посвященных Великой Отечественной войне. О его творчестве мы говорим с Мариной АНТОНОВОЙ, заведующей Мемориальным музеем Константина Васильева.

 

– Марина Александровна, «Парад 41 года на Красной площади», «Прощание славянки», «Нашествие», «Маршал Жуков» – Константин Васильев написал много картин на военную тематику. Расскажите о цикле его работ, посвященных Великой Отечественной…

– За четыре года до своей гибели Константин создал много военных работ. Почему эта тематика так привлекала его? Я думаю, что это связано и с его биографией, и родителями, и полученным воспитанием. Он даже хотел стать военным, но не прошёл в училище по зрению. «Я – сын войны», говорил Константин друзьям. В 1968 году он даже написал автопортрет на фоне древнеримского бога войны Марса.

Константин любил военные марши и под их впечатлением написал картины «Прощание славянки» и «Тоска по Родине», которые вместе с центральной картиной «Маршал Жуков» составили величественный триптих, посвященный подвигу солдат-победителей. Жуков стоит на фоне горящего города и брошенных к его ногам фашистских знамён. Эту работу художник два раза переписывал. Он добивался исторической правдивости и монументальности образа, как и в портрете Жукова, созданного Павлом Кориным.

Васильев написал такую картину как «Сталинград», с немецким солдатом, нашедшим свою смерть на снежных равнинах СССР, на фоне пылающего, но не сдавшегося города на Волге. На военную тематику картины: «Над Берлином» и «Унтер ден Линден в огне» и другие.

 

«Тоска по родине», 1974 год

 

 

– Вы говорите, что интерес художника к этой тематике связан и с его биографией. Константин, будучи младенцем, попал в гестапо – это миф или реальный факт?

– Васильев родился в сентябре 1942 года в Майкопе (Краснодарский край), а буквально за две недели до этого в город вошли немецкие войска. Его папа, Алексей Алексеевич, вынужден был уйти в лес к партизанам. Мама, Клавдия Шишкина, осталась в Майкопе. Когда немцы узнали, что Клавдия Пармёновна – жена партизана, они арестовали её с ребёнком. Так маленький мальчик попал в гестапо. Но Васильевым повезло. В Майкоп с проверкой приехал немецкий писатель и философ Эрнст Юнгер и велел отпустить из тюрьмы женщину с младенцем. Он был выходцем из старинного аристократического рода и позволял себе не соглашаться с Гитлером. Э.Юнгер не участвовал в боевых действиях, а только инспектировал положение на фронте.

И хотя Васильев был ещё совсем малышом, вой­на оставила в его душе глубокий след. Советские самолёты часто бомбили Майкоп, ведь город был оккупирован немцами. Однажды рядом с мальчиком упала бомба... но, к счастью, не взорвалась.

Вспомню такой курьёз: художник мог стать Славой. Когда он родился, мама записала малыша под именем Владислав. А через полгода немцев выбили из города и вернулся отец. Он был рад рождению сына, но дал другое имя – Константин. Алексей Алексеевич был участником Первой и Второй мировых войн, а в Гражданскую воевал в дивизии Чапаева. Он любил технику, ещё в Гражданскую войну окончил мотоциклетные воинские курсы, а позже стал майором железнодорожных войск. Константин любил отца, расспрашивал его, но отец очень мало рассказывал о войне.             

– Жизнь Константина Васильева трагически оборвалась в 1976 году, когда он был в расцвете творческих сил. Военный цикл прервался… 

– Всего наш земляк успел написать десять больших картин на военную тему. Когда смот­ришь их вместе, то поражаешься подвигу Советского народа. Мне кажется, что не было другого живописца, с такой гордостью показавшего величие подвига народа в Великой Отечественной войне. Я горжусь, что это сделал наш васильевский художник.

Известно, что Константин собирался продолжить портретную галерею героев Великой войны. Костя планировал написать портреты маршалов Ивана Конева и Константина Рокоссовского, затем других полководцев. Но, увы, не случилось...

– Где посмотреть картины васильевского художника, больше узнать о нём?

– Много работ выставлено в картинной галерее Константина Васильева (Казань, ул. Баумана 29/11). У нас в посёлке Васильево работает мемориальный музей Васильева, в доме, где он жил и творил. В музее представлен быт художника и хранятся некоторые его работы.

 

 

 

 

Зеленодольск – фронту: За три года наши земляки внесли в фонд обороны около 30 млн. рублей

 

Мы продолжаем рассказ о беспримерном подвиге зеленодольцев в тылу в годы Великой Отечественной войны. Сегодня о тяжёлых годах – публикация зеленодольского историка краеведа Владимира Арсентьевича ФЕДОТОВА.

 

В начале июля 1941 года на предприятиях Зеленодольска прошли многолюдные митинги трудовых коллективов. Под сильным воздействием речи И.Сталина 3 июля трудящиеся приняли решение ежемесячно отчислять в фонд обороны страны свой однодневный заработок.

С июля 1941-го по сентябрь 1942 года зеленодольцы внесли в фонд обороны 855000 рублей деньгами и 232000 рублей облигациями.

В январе 1943 года рабочие и служащие заводов имени Горького и имени Серго отчислили от своих заработков 850000 руб­лей, из которых 450000 были собраны рабочими и ИТР эвакуированных в Зеленодольск предприятий из западных областей страны.

Ко дню 25-й годовщины Красной Армии трудящиеся Зеленодольска внесли в фонд обороны еще 2 миллиона рублей. Решением ГКО эти деньги были использованы на строительство двух боевых кораблей: «Трудящиеся Татарии» и «Сталинец».

Помимо добровольных пожертвований граждан, существовали еще так называемые государственные займы. Вот данные о суммах подписки зеленодольцев на облигации государственных займов: гос. займ 1941 года – 3 млн. 390 тыс. рублей, гос. займ 1942 года – 8 млн. руб­лей, гос. займ 1943 года – 8 млн. 558 тыс. рублей, гос. займ 1944 года – 10 млн. 022 тыс. рублей.

Таким образом, за три с половиной года войны трудящиеся Зеленодольска внесли в фонд обороны около 30 млн. рублей.

 

Передовой цех

На протяжении всех военных лет передовым был цех №3 завода имени Серго, которым руководил Федор Иванович Орловцев. Все рабочие цеха выполняли сменные задания на 200-300 процентов.

 

Стахановец токарь завода им. Серго Махалов

 

 

На Поволжском фанерном заводе №3

Как только стахановцы-лущильщики Поволжского фанерного завода №3 ушли на защиту любимой Родины, на их место встали 7 женских бригад, возглавляемые Т.Ильиной, А.Матвеевой, Е.Морской, В.Игнатьевой, М.Ульяновой, И.Чи­бурахтиной, Н.Егоровой.

 

Зеленодольские санитарки

1-го февраля 1942 года Зеленодольская комсомольская организация отправила на фронт 127 девушек-санитарок, окончивших трехмесячные курсы санитарок. Все они были добровольцами.

К февралю 1943 года для фронта в Зеленодольске было подготовлено еще 109 санитарок из числа добровольцев.

Таким образом городская комсомольская организация совместно с горрайвоенкоматом подготовила для фронта 236 санитарок. С войны их вернулось 26. Из каждых десяти санитарок 9 человек погибли. Вечная им память...

Мало кто из старожилов Зеленодольска помнит день 1-го февраля 1942 года, когда на станции Зеленый Дол провожали на фронт девушек-санитарок. Провожали их в основном матери, бабушки, младшие сестрички. Как только к перрону подошел воинский состав из Казани, и зеленодольские добровольцы стали садиться в вагоны, оркестр заиграл «Прощание Славянки», провожающие в едином порыве опустились на колени и так стояли до тех пор, пока состав не скрылся...

 

Гороно и фронт

К концу 1941 года от «мужского начала» городских средних и начальных школ Зеленодольска остались считанные единицы. На фронт, в действующую армию были мобилизованы: Балыкин Дмитрий Исаевич, Батыршин Карям Вагизович, Бочков Аким Алексеевич, Глейх Федор Иванович, Горданов Фаррах Ямалетдинович, Зуцилов Степан Михайлович, Камчатнов Михаил Львович, Каширский Иван Иванович, Корсаков Григорий Васильевич, Крапивин Борис Михайлович, Кривцов Борис Иванович, Котельников Андрей Георгиевич, Кубицкий Иван Васильевич, Куделько Анатолий Александрович, Лемжин Николай Григорьевич, Могун Самуил Ильич, Нежданов Александр Андреевич, Патрушев Вениамин Андреевич, Плоскирев Александр Федорович, Терентьев Петр Никифорович, Чубаков Николай Алексеевич, Штатнов Михаил Алексеевич, Шуралев Панфил Петрович.

 

Директор школы №5 Фаррах Ямалетдинович Горданов  добровольцем ушел на фронт

 

 

Были призваны четыре директора школ, инспектор и заведующий гороно, учителя математики, физики, химии, истории, географии, русского языка и литературы. Четверо из них с войны не вернулись...

 

Оборонные предприятия Зеленодольска

Для нужд фронта, на войну, работали 10 ведущих предприятий Зеленодольска: завод имени Горького, завод имени Серго, ПФЗ-З, ЗФЗ-10, шпалопропиточный завод,депо станции Зеленый Дол, промкомбинат, швейная фабрика, артель «Бытовик», артель «Большевик».

Указанные предприятия производили боевую технику, вооружение, боеприпасы, теплую зимнюю одежду, хлопчатобумажное обмундирование, маскхалаты, вещевые мешки, лыжи, кожаные сапоги, шпалы, авиационную фанеру и много другой продукции. Не производило продукции только депо станции Зеленый Дол, но коллектив этого предприятия ремонтировал круглосуточно паровозы и вагоны.

За четыре года войны предприятия Советского Союза произвели для фронта свыше 706 млн. тонн авиабомб, снарядов и мин. Если каждый второй снаряд был произведен заводами Урала, то каждый десятый двумя заводами Зеленодольска.

 

Ветераны труда завода им.Горького, ковавшие победу в годы Великой Отечественной войны. 17 июня 1985 год

 

 

 

О чём писала газета «Зеленодольский рабочий» 6 июля 1941 года

 

Трудовой порыв

Наглое нападение германских фашистов вызвало мощную волну патриотического подъёма. С необычайным энтузиазмом работают в эти дни стахановцы, участки заводов. Всюду железная дисциплина и высокая организованность.

Коллектив завода имени Серго в дни Отечественной войны показывает образцы высокой производительности труда.

Круто вверх поднялось выполнение дневного, сменного, месячного производственных планов.

Участки тт. Румянцева, Игнатьева, Блохина, Савина к 28 июня перевыполнили производственную программу. Коллективы мастеров Гильманова, Ганеева, Назарова, Агеева и других досрочно выполнили июньский план.

Стахановцы тт. Кабиев, Залялиев, Гаппазова, Кузнецова, Гильманова, Тарасова, не делая брака, выполняют дневные нормы на 150-170 процентов.

Если в обычной, довоенной, обстановке стахановцы цеха, где начальниками товарищи Орловцев, Кологреева, Ковальцева, Уткин выполняли дневные задание  на 170-198 процентов, то сейчас, в дни Оте­чественной войны они выполняют дневные нормы на 324-351 процент.

Рабочие, служащие и инженерно-технические работники в тылу доказывают свою преданность партии и правительству, вождю народов товарищу Сталину.

И.Фаткуллин

 

 

 

Мобилизация: Первые дни войны

С первых дней войны на защиту родного Отечества, вместе со всем советским народом, встали и зеленодольцы. О том, как это было свидетельствуют архивные документы.
 

Незадолго до Великой Отечественной был разработан, принят и спущен на места подробный мобилизационный план. По нему в первый день войны из нашего города в действующую армию должны были направить три автомашины и 12 призывников, во второй – шесть единиц техники и 126 новобранцев, а на третий – ещё семь автомобилей и 162 человека пополнения.

Первые итоги призыва были озвучены на заседании бюро Зеленодольского горкома партии, состоявшемся 27 июня 1941 года. Второй секретарь ГК ВКП(б) Валентина Лебедева отрапортовала собравшимся: «Мобилизация за первые дни прошла удовлетворительно, настроение призываемых бодрое… Планы по мобилизации как людского состава, так и автотранспорта горвоенкоматом выполнены полностью».

В это трудное для страны время хорошо проявила себя зеленодольская молодёжь. Комсомольцы (юноши и девушки)всячески помогали сотрудникам военкомата в их работе, оперативно доставляли и вручали повестки адресатам, жившим в разных уголках Зеленодольска.

Случаи уклонения от призыва, симуляции и других негативных проявлений среди горожан носили единичный характер. Виновные выявлялись, арестовывались и предавались скорому суду.
Вместе с тем, в докладе было обращено внимание и на издержки мобилизационного процесса.

Например, в самый первый день войны в горвоенкомате отсутствовал чёткий учёт призываемых и зачастую повестки выписывались на лиц уже находившихся на летних военных сборах, за пределами Зеленодольска. 

 

В первые же дни войны среди зеленодольцев наблюдался всплеск патриотических чувств и желания идти добровольцами на фронт. Если на 24 июня 1941 года таких заявлений было 135, то к 27 июня это количество увеличилось до 216
 

 

На призывном пункте, располагавшемся в здании клуба Поволжского фанерного завода №3 на улице Комсомольской, там же где и военкомат, вначале царил полный хаос. Были случаи нарушения общественного порядка. 

Но ситуацию быстро удалось взять под контроль и навести порядок, была усилена агитационно-пропагандистская работа, регулярными стали культурные мероприятия (киносеансы, концерты художественной самодеятельности).

Настоящей головной болью для городских властей была мобилизация автотранспорта предприятий.

Некоторые руководители халатно отнеслись к своим обязанностям. В первые дни войны планы поставок техники сорвали Фанера №10 (ЗФЗ), Респторг и УНС-3. Руководству последней удалось избежать уголовного преследования только лишь потому, что особым распоряжением Татобл­военкомата эту стройорганизацию освободили от мобилизационной повинности.

Суровая кара минула и Степана В-го, управляющего зеленодольским отделением Респторга. Хотя именно она должна была поставить, согласно мобилизационному плану, в первый же день три автомашины. Но руководитель торговой организации проигнорировал требования городской администрации. Пришлось властям в срочном порядке искать выход и забирать технику у других предприятий. Лишь на второй день войны управляющий распорядился направить две автомашины в распоряжении горвоенкомата. 
Руководителя Респ­торга от наказания спасли безупречная репутация, отсутствие партвзысканий и то, что свой пост он занял незадолго до начала войны.

Такими были первые результаты мобилизационного развёртывания в Зеленодольске в самом начале Великой Отечественной войны.

Из общего числа призванных зеленодольцев в первую неделю войны 44 были коммунистами, а 17 – комсомольцами. С завода имени Серго мобилизовали – 22 человека, а с «Красного металлиста» – 38. Абсолютное большинство из них – люди рабочих специальностей (токари, слесари, фрезеровщики, подсобники, охранники и шоферы).

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: