Новости Зеленодольска

Зеленодолец пять лет живет в подъезде

Дом 12 по улице Королева - с виду вполне обычная многоэтажка. И жильцы в ней, в общем-то, обычные люди. Кроме одного постояльца. Таких как Василий Ксенофонтов в обществе называют некрасивым и обидным словом «бомж».

- Здравствуйте, Василий! - начинает разговор начальник отдела соцзащиты Зухра Бурдина. -Мы пришли, чтобы с вами что-то решать, так вы больше жить не можете.

«Так» - это значит в коридоре первого этажа. На голом полу. Сквозняк и холод дело здесь привычное.

В ходе разговора начинает вырисовываться биография Василия. Ему 58 лет. Раньше работал на заводе Серго, попал под сокращение, начал пить. Жена, с которой он проживал в этом же подъезде, сначала развелась с ним, а затем выгнала из квартиры. Квартира принадлежит ей, никаких прав на эту жилплощадь у Василия нет. Так и живет никудышный супруг возле бывшего домашнего очага.

На вопрос, есть ли у него семья, Василий Ксенофонтов дает утвердительный ответ. Есть мама восьмидесяти лет, есть сестра, есть сын. Немного подумав, с грустью в голосе вспоминает и внучку. Но почему-то никому из родных Василий не нужен. Прописки у него нет, ото всюду выписали. Пять лет его приютом остается этот холодный и неуютный подъезд.

- А куда обращаться-то? Кому я нужен? - с недоверием говорит Вася, так его называют жители дома. - У меня была инвалидность третьей группы. Теперь документы потерялись. Паспорт остался только, но он у надежных людей лежит. Получаю вот донорские, 800 рублей в месяц, на это и живу.

Иногда живущего в подъезде человека подкармливают соседи, иногда заботу проявляет даже бывшая жена: варит пельмени, выносит кипяток для чая. На улицу Василий выходит редко - ноги стали отказывать. Естественную нужду справляет там же, где живет.

В почтовых ящиках вместо газет и журналов лежат окурки, бутылки из-под самогона и водки. Это остатки от посиделок Васи с друзьями, которые частенько приходят проведать закадычного друга. Кто-то даже ночует вместе с ним, за компанию. Такое соседство жителей подъезда стало раздражать. Но на все прежние обращения ни полиция, ни медики никакого внимания не обращали - лежит себе человек, и пусть лежит, благо что не буйный.

Реклама

Тревогу забила Елена Кувшинова, переехавшая в этот дом в сентябре минувшего года.

- В туалет он ходит тут же, под себя. От грязи у него появились вши. Опять же, друзья к нему приходят. Запах в подъезде стоит специфический, приятным его не назовешь. Но с другой стороны жалко его, человек все-таки. Собаку-то на холод хорошие хозяева не выпускают, а он хуже собаки живет.

Работники соцзащиты, жители дома, участковый, телевидение - все столпились вокруг Васи. В холодном подъезде повисла тишина. Все думают, как быть с человеком, оставшимся один на один со своей бедой. Зухра Бурдина прерывает всеобщее молчание.

- Василий Владимирович, - так к нему давно никто не обращался, - мы вас будем определять в больницу, а потом в интернат для пожилых. Вас такой результат устроит?

- А куда я денусь? Давайте, устраивайте, - без особой надежды говорит Василий.

Когда мы выходили из подъезда, Елена Кувшинова, поднявшая все городские службы, предложила своему соседу по подъезду кипятка, чтобы согреться. Он не отказался. Только как-то виновато посмотрел на нее и отвернулся к стене. Человеческие чувства в нем еще очень сильны.

В больницу Василия не приняли, кроме того, выяснилось, что дом у него есть: он прописан в Успенке. Чем закончится эта история, мы обязательно расскажем.

 

 

 

Теперь новости Зеленодольска вы можете узнать в нашем Telegram-канале

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: