Новости Зеленодольска

Трудно читать без слез... В Зеленодольском музее хранятся около 200 солдатских треугольников

Эти письма трудно читать. Все они написаны карандашом или перьевой ручкой (шариковых тогда не было), поэтому истерлись от времени, потому что зачитаны родными и близкими, историками и краеведами. Эти письма трудно читать без слез, потому что из двух главных надежд их авторов - победить и остаться живым- сбылась одна, Победа....

Как в жестоком месиве войны наши огрубевшие от потерь и ужасов бойцы находили такие нежные слова заботы о своих родных! Будто не они каждую секунду рискуют быть убитыми, а их родители, жены, дети в глубоком тылу.
Из письма Фарраха Горданова, июнь 1943 года: «Шлю вам горячий боевой и гвардейский привет - маме, Альберту, Роберту и Адику-карапузику. Дорогая доченька Ленуза, дорогая чернушка! Я твое письмо получил и узнал, что ты окончила учебу и перешла во второй класс с отличными отметками. Я так обрадовался, что описать не могу. Доченька, теперь лето. Вы на каникулах должны хорошо отдохнуть. Ну не нужно забывать, что мать в течение зимы тоже устала. Поэтому вам необходимо помочь маме в хозяйстве. Я знаю, доченька, как вам трудно, но в этом виновата война, виноват немецкий бандит Гитлер. Не далек тот день, доченька, мы приедем домой с победой. Напиши, как Роберт и Адик ходят в детсад, как ухаживаете за своими грядками в огороде. Пиши обо всем».


Не дождались заботливого мужа и отца жена и дети - он погиб на фронте.
Как и уважительный сын Борис Томичек из Свияжска, к родителям он обращался только на «вы» и писал с большой буквы.
«Здравствуйте Папа, Мама, Вася, Бабушка! Получил Ваших два письма, за что большое спасибо. Вы все пишете насчет валенок, их мне присылать не нужно. Одеты мы очень хорошо - имеем валенки, ватные брюки, под шинель телогрейку, теплое нижнее белье, шапки-ушанки, по две пары зимних портянок, подштанники. Одним словом, мороз к нам ни с какой стороны не подберется. Из нового могу написать то, что я получил очередное военное звание «сержант». Вы, конечно, знаете, что немца у нас на Западном фронте здорово гонят. Он бежит как заяц, бросая все, - особенно много автомашин. Буду писать Вам по мере возможности почаще. Вы тоже пишите, за меня не беспокойтесь, все будет в порядке. Поздравляю с новым 1942 годом, годом побед нашего оружия. Привет всем. Борис. 25 декабря 1942 года».

Солдатские треугольники складывали особым образом, чтобы оставалось чистое место для адреса, почтовых печатей и особой пометки - штампа «просмотрено военной цензурой». В годы войны свернуть из бумаги такое почтовое оригами мог любой дошкольник. Играя в войну, «стреляя» из деревянной винтовки, они «на привале» из старой газеты сооружали фронтовые письма. Потому что знали, с какой надеждой ждут заветные треугольники в тылу.

Реклама

А как дороги были весточки из дома для воюющих солдат, как хотелось им побывать (хоть мгновение) в той жизни, где не рвутся бомбы, где о войне знают только из сообщений Совинформбюро. Все бойцы ждали писем, но не все их получали - на захваченных врагом территориях гибли мирные жители, чьи-то матери, сестры, невесты. Чтобы поддержать дух советских воинов, инициативные комсомолки писали добрые, светлые письма незнакомым солдатам.
Одно из них повезло получить молодому бойцу из Зеленодольска. Можно представить, с какой радостью и надеждой на ответ он писал следующие строки: «Привет из Польши! Здравствуйте, Настенька! Шлю вам мой фронтовой, артиллерийский привет! Желаю наилучших успехов в вашей молодой жизни и работе. Я очень рад и горжусь тем, что вы пишете мне из глубокого тыла. Ваши письма придают мне еще больше сил для окончательного разгрома врага. Сейчас темная ночь, хоть глаз выколи. Я только что пришел с задания, промокший изрядно. Сейчас обсушился немного и при свете коптилки пишу вам письмо, Настя. Мне недавно посчастливилось посмотреть кинокартину «Воздушный извозчик». Было очень жаль, когда кончилось кино. Мы с товарищами в свободные минуты вспоминаем гражданскую жизнь - и так становится грустно. Ну, ничего, я думаю, что еще удастся пожить без войны. Возможно, будущее будет лучше… Пока, Настенька! А.Марков, 14 ноября 1944 года».
Но не дожил до мирного будущего солдат. Его надежды остались на этих пожелтевших ломких страницах фронтового треугольника, им не суждено было сбыться. А где-то в тылу Настя напрасно ждала ответа на очередное письмо «своему» солдату. В конверт она вложила фотографию - об этом незнакомый боец попросил в последней весточке…

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: