Новости Зеленодольска

Женщины Востока и востока Европы: Кто стал победителем 43-го Московского кинофестиваля, рассказывает Константин Чалый

 

Отбирая в конкурсную программу румынский фильм «#dogpoopgirl» (буквально «девушка с собачьими какашками») и переводя его название как «Засранка», с сохранением количества слогов, организаторы 43-го Московского международного кинофестиваля вряд ли рассчитывали, что первая работа дебютанта от модной европейской кинематографии Андрея Хуцуляка получит главный приз, тем самым выведя это название в заголовки СМИ. Более того, короткая сатирическая трагикомедия Хуцуляка настолько пришлась по вкусу жюри под онлайн-председательством филиппинского режиссёра Брийанте Мендозы, что помимо Золотого Святого Георгия в Бухарест отправится и приз за лучшую женскую роль Андрее Грэмоштяну, той самой «засранке». 

В основе картины действительное интернет-событие, имевшее место в Республике Корея, но преображённое произросшей на восточноевропейской почве фантазией авторов. Героиня, взяв из приюта неприметную собачонку, не была готова, что ту вырвет прямо в метро. Не ожидала агрессивной реакции других пассажиров. И уж точно не думала, что окажется сетевой «антизвездой» благодаря подростку, частично заснявшему инцидент на смартфон. Агрессивное гражданское общество и охочая до скандалов свободная журналистика гиперболизированно быстро придают пустяковой ситуации гаргантюанские размеры. Чем дальше, тем меньше в фильме смешного. Выводы каждый способен сделать сам.

Фильм Хуцуляка не является произведением первого ряда уже и по румынским, в данный момент весьма высоким меркам, тем более по общеевропейским. Но невозможно отрицать, что московское жюри наградило работу максимально актуальную по тематике и яркую и доступную по способу изложения: видеоблоги, стримы, телешоу броско вмонтированы в действие. Другим заметным успехом официальной фестивальной программы следует считать вручение специального приза жюри Серебряного Святого Георгия немецкому режиссёру Юлиану Радльмайеру.

Лента Радльмайера «Кровопийцы», частично снятая в России, принципиально отличается от фильма-победителя. Но было бы неверно противопоставлять её современному урбанистическому очерку в качестве этакого сложного длинного исторического кино с элементами мистики. История, да и вампиризм, используются Радльмайером как площадка для его комическо-романтических игр. Неспешность манеры выдаёт презрение к сиюминутности, обилие прямых и косвенных литературно-кинематографических отсылок должно указывать на стремление создателя кинокартины решать вопросы устройства человеческого общества по следам и вровень с великими предшественниками. Фильму не хватает вдумчивости, а к иронии не мешало бы добавить самоиронии, и тем не менее по форме и характеру высказывания он вписывается в контекст европейского интеллектуального кино, даже обочина которого расположена несколько выше провинциальных реалистических историй, попадающих на ММКФ из года в год. 

Приз за режиссуру достался Алексею Федорченко. Как и о «Кровопийцах», о его «Последней «Милой Болгарии» мы упоминали в предыдущем обзоре. Награждение фильма - свидетельство того, что в современном российском кино возможна и вот такая авторская вульгаризация истории, а не только повсеместная не всегда уместная героизация.

Реклама

Лучшим исполнителем мужской роли был признан Сохейль Гханнадан, актёр из иранского фильма «Сын» (не так давно иранцы увозили из Москвы главный приз за фильм, называвшийся «Дочь»). 

Вниманием к исламскому миру выделялся в этом году конкурс документального кино. Здесь и играющие в футбол молодые сирийцы из лагеря для беженцев в Иордании в египетском фильме «Капитаны Заатари», и иранские студенты музыкальных факультетов, воскрешающие позабытые авторские песни из «Блюза для Тегерана», и рассуждающий о проблемах региона бывший премьер-министр Израиля Эхуд Барак, герой фильма Рана Таля «Что если?». 

Награда же досталась картине шведского производства «Сабайя», целиком снятой на сирийско-иракской границе, и было бы странно предполагать иное решение. Шведский документалист Хогир Хирори, уроженец Иракского Курдистана, сам снял и смонтировал фильм о деятельности активистов Езидского культурного центра, возвращающих родственникам похищенных ИГИЛ женщин-езидок. Поголовно убивая мужчин, террористы захватывали девушек и девочек, насильно обращали их из езидизма в ислам и превращали в сексуальных рабынь (слово «сабайя» как раз обозначает это место в обществе). Поначалу кажется, что Хирори очень хочется сделать неигровой триллер, кино о невыдуманном выслеживании, операциях, погонях. Сопротивление материала неизбежно обращает эти попытки в сумбур, фиксация происходящего побеждает любой изначальный замысел. Дотошность автора и обыденная смелость его героев производит неизгладимое впечатление. Уклад общества езидов, во многом традиционный, предполагает, что девушки могут вернуться в семью, но без детей, рождённых после пережитого насилия со стороны ИГИЛовцев. Эту коллизию не в силах решить режиссёр, и с ней невозможно смириться зрителю. Таков мир, где мы живём.

 

Константин Чалый

 

Теперь новости Зеленодольска вы можете узнать в нашем Telegram-канале

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: