Новости Зеленодольска

Зеленодольский ветеран-оперативник вспоминает, как задерживал васильевского людоеда

Эта история сделала известным на всю страну когда-то скромный посёлок Васильево в Татарии. Неприметный охранник садового общества «Каенлык» Алексей Суклетин убил, расчленил и съел семерых женщин.

Среди тех, кто задерживал маньяка-людоеда, был зеленодольский оперативник, майор в отставке Анатолий Владимиров. В дни 100-летия полиции он вспоминает, как это было.

В органы Анатолий Васильевич пришёл в январе 1981 года. Начинал сержантом в инспекции по делам несовершеннолетних в Васильеве, в 1983-м перешёл в местное отделение уголовного розыска, проработал в этой службе до 2001 года.

– Началось всё летом 1985 года – пропала жительница посёлка на 774 километре Лидия Фёдорова, – рассказывает майор в отставке. – И хотя женщина вела асоциальный образ жизни, её долгое отсутствие вызвало вопросы. Недели за две, как прогремела эта история, мы с оперативником Мишей Нечаевым заходили к Суклетину. Попили чайку, поговорили с ним, мол, не видел ли ты Лиду, тот спокойно ответил – нет.

А третьего июля я был в районе садового общества «Берёзовая роща», недалеко от «Каенлыка», который сторожил Суклетин. Вижу, едет милицейский «уазик», в машине знакомые сержанты.

Говорят, хотим проверить информацию: якобы, Суклетин убил и… съел Лиду Фёдорову. Им об этом рассказал Геннадий Углов, житель Казани, который дружил с Суклетиным. До сада было метров двести, и я присоединился к товарищам.

Милиционеры застали Суклетина на месте. Охранять подозреваемого поручили водителю Анатолию Захарову – он был высокого роста и крепкого телосложения, остальные вместе с Угловым пошли на участок искать следы преступлений. Именно Углов выступал главным свидетелем. Как-то, хвастаясь, Суклетин по пьянке ему сказал, что съел сожительницу: «Помнишь, я тебя котлетами угощал?». Тот, естественно, не поверил. А когда увидел доказательство – плавающую в бочке голову, пришёл в ужас. Он хоть и был человеком пьющим и без определённого места жительства, но человеческих качеств не растерял, решил, что доложит об увиденном «куда следует».

Вернувшись в Казань, Углов кинулся в спецприёмник на ул.Ухтомского, 13, однако там ему не поверили, решили, что у него белая горячка. Проведя необходимые лечебные процедуры, через три дня его отпустили. Но увиденное в саду у Суклетина не давало ему покоя, и недели через полторы он пошёл к васильевским  милиционерам. Те тоже не поверили в слова казанца, но поскольку ехать было недалеко, решили подстраховаться.

В первый день, несмот­ря на стоявший в саду трупный запах, оперативники ничего не нашли, но Суклетина на всякий случай решили посадить в спецкомнату до выяснения обстоятельств. А следующее утро дало результаты: рядом с домом охранника судмедэксперт Александр Федюнов обнаружил человеческую кожу. Следом из земли выкопали кисти рук, ступни ног и голову пропавшей с вырезанным языком – людоед эту часть изъял на «деликатес».

Допрашивал задержанного начальник васильевского отделения милиции Геннадий Трубников. Под тяжестью неопровержимых доказательств Суклетин сознался, что убил Фёдорову. В подтверждение он показал обычный кухонный нож, которым совершал убийство. Так начала раскручиваться спираль расследования, в ходе которого было доказано семь эпизодов.

Реклама

– Дело сразу передали в Казань, – продолжил Анатолий Васильевич. – Месяца через полтора Суклетина привезли на следственный эксперимент, нас уже к мероприятиям не привлекали. По посёлку поползли слухи, сколько человек загубил людоед, число зашкаливало за двадцать. Разговоры не утихали ещё примерно год, а потом жизнь вернулась в обычное русло.

По словам ветерана-оперативника, из-за Суклетина пострадали и двое его коллег: их уволили из органов с формулировкой «за недоработку».

А в 90-х Анатолию Владимирову случайно попала брошюрка с признаниями прапорщика Владимирского централа, занимавшегося приведением приговоров в исполнение. Он стал тем человеком, кто пустил пулю в васильевского каннибала. Экс-прапорщик не сожалел, что на его руках кровь Суклетина. Так Анатолий Владимиров узнал, что душегуба расстреляли...
 

 

Алексей Суклетин родился в 1943 году в Казани, детство провёл в военно-полевых госпиталях, где его мать работала медсестрой. Первый раз сел за решётку за изнасилование ещё в возрасте 17 лет, второй – за групповой грабёж. В общей сложности на зонах провёл 14 лет.

Преступления в Васильеве серийный убийца совершал с 1979 по 1985 год, его жертвами стали семь человек: шесть женщин и 11-летняя девочка. Всех сначала насиловал. Среди его сообщников были сожительница Мадина Шакирова и Анатолий Никитин, которым дали по 15 лет строгого режима.

При раскопках в саду Суклетина собрали четыре мешка человеческих костей, а в его сторожке нашли вещи жертв и вещдоки. Иногда Мадина Шакирова продавала ничего не подозревавшим соседям мясо под видом «парной вырезки», и те покупали.

Судебно-психиатрическая экспертиза установила полную вменяемость Суклетина. Специалисты, осматривавшие его, потом писали, что испытуемый себя считал психически здоровым, и жалости к убитым абсолютно не испытывал.

Расстреляли васильевского каннибала 30 лет назад, 29 июля 1987 года, на тот момент ему было 44 года. Сторожку, в которой он жил, сожгли местные жители.
 

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: