Новости Зеленодольска

Имя Николая Бенуа, основоположника «ПОЗиС», нуждается в увековечивании

Удивительно, но документального жизнеописания основоположника акустического обнаружения скрытых орудий Николая Бенуа, до сих пор нет. Его имя не увековечено, мало изучены или закрыты архивы, связанные с ним, а его разработки и сегодня под грифом секретности.

Нам, поисковикам-краеведам, удалось по крупицам собрать биографию этой выдающейся личности, внёсшей большой вклад в безопасность страны.

Родился Николай Бенуа 21 августа 1881 года в Санкт-Петербурге в семье Альберта Бенуа – академика живописи, автора «Истории русской живописи», архитектора и музыканта. Образование Николай получил в знаменитом реальном училище Карла Мая,  закончил его с отличием.

Отец мечтал, что сын станет дипломатом (Николай в совершенстве знал несколько европейских языков), и в 1900-м отправляет его в Швейцарию, где он оканчивает юрфак Женевского университета.

Здесь Николай посещает часовые заводы, влюбляется в механику. Но неожиданно для всех решает надеть погоны: в 21 год его зачисляют в элитный полк при императорском дворе – лейб-гвардию Преображенского полка. 

Уже находясь в действующей армии, Николай попадает на Русско-Японскую войну, где наблюдал негативные стороны правящего режима, становится убеждённым социалистом. На полях сражений Бенуа знакомится с нюансами артиллерийского огня. И задаётся вопросом: как засечь по звуку выстрела координаты вражеских орудий, которых не видно? И изобретает звукометрическую станцию.

Это открытие заинтересовывает Главное артуправление Российской империи, военный министр докладывает о нём Николаю II. Государь, зная о революционных увлечениях Бенуа, тем не менее даёт зелёный свет конструктору, а его разработку велит засекретить. 

 

Дом в «полукамушках» по ул.К.Маркса, 27, в котором жил Николай Бенуа с семьёй, сейчас нуждается в защите – он тоже признан аварийным
 

 

 

В 1914-м появляется первая хронометрическая станция. По заказу военного ведомства к началу войны изобретатель строит шесть комплектов, за что получает чин штабс-капитана и награду в 116 тысяч рублей (огромные по тем временам деньги). Назло родственникам женится на дочери мастера Балтийского завода Серафиме Лушкиной, чем окончательно порывает с дворянским сословием.

Со временем мастерские по производству «приборов Бенуа» перерастают в завод, который во время Первой мировой из-за угрозы наступления немцев на Петроград переносят в Паратск. В январе 1917-го Бенуа выкупает у разорившегося Волго-Вишерского АО построенный, но так и не запущенный сталелитейный завод, приспосабливая его под свои цели. Февральская революция застаёт конструктора в Паратске, здесь он участвует и в революционных событиях на стороне трудящихся.

Помимо изготовления станций, Главное артуправление предлагает наладить на Паратском заводе производство мин и осветительных ракет (в феврале их начали выпускать), а затем сюда переносят из Петрограда производство гильз Ижорского завода. В будущий Зеленодольск прибывают свыше 800 рабочих и инженеров с семьями. Специалисты занимают все дома, принадлежащие предприятию (нынешние «полукамушки»), но жилья всё равно не хватает. И тогда вблизи завода Бенуа распоряжается построить несколько линий бараков-«засыпушек». В условиях полной неразберихи запускает производство 37-мм латунных гильз по патентам фирм «Hotchkiss» и «Виккерс».

После Октябрьской революции производство встало, а Бенуа создаёт из рабочих боевой отряд, который добровольно вливается в Пятую рабоче-крестьянскую армию. Разрешение на это получает лично от председателя Реввоенсовета Льва Троцкого, с которым беседовал накануне штурма Казани Красной Армией.

Однако вскоре Реввоенсовет обязывает Бенуа оставить фронт и вернуться к производству звукометрических станций. Николай Альбертович фактически дарит Паратское предприятие Советской республике, а сам возвращается в Петроград, где на охтинском механическом заводе «Буревестник» в который раз разворачивает производство.

 

Мог ли основоположник звуковой разведки предположить, что советская власть, отправив в годы репрессий в лагеря, так «отблагодарит» его за вклад в обороноспособность страны
 

Реклама

 

 

Осознав необходимость приборов Бенуа, в 1919 году его назначают председателем правления объединённых заводов точной механики Петроградского Совнархоза, а спустя полгода переводят в Москву на должность зампредседателя Главного правления объединённых заводов точной механики.

Но у изобретателя находятся недоброжелатели, они пишут в Высший совет нархоза анонимку:

«Бывший капиталист жаждет наживы, навязывая стране рабочих и крестьян свои шарлатанские приборы». Кто-то внушает обескураженному конструктору мысль, что изобретение можно продвинуть, только дав взятку видному чиновнику. И на ней Бенуа задерживают с поличным, как итог – восемь лет лишения свободы.

В 1927 году, после двухлетней отсидки, его освобождают по амнистии в связи с 10-летием революции.

В тюрьме Бенуа делает три новых изобретения, оставаясь первым и единственным специалистом в своей области. В 1929-м конструирует станцию с графической записью звука выстрела, передаёт её в Главное артуправление СССР, а автора на следующий год принимают в Ленинградский электро-физический институт на должность руководителя звукометрической лаборатории.

Бенуа один за одним «штампует» патенты и авторские свидетельства, делает открытия, давшие магистральное направление в области звуковой разведки. Работы ведутся в режиме строгой секретности. В 1932-м он создаёт осциллографическую станцию с записью на фотоленту, которая производила съёмку звука за считанные секунды. И вновь палки в колёса! Только после двухлетних разбирательств новый прибор ставят в производство, за что спустя три года автора представляют к награде. Впоследствии, во время Финской и Великой Отечественной войн, приборы Бенуа сохранят жизни тысячам советских солдат. 

Но эти заслуги перед Отечеством не оградили Николая Альбертовича от репрессий: за ним пришли 18 марта 1935 года в связи с убийством Кирова. И хотя изобретатель не имел никакого отношения к преступлению, его отправляют в лагерь на пять лет. Туда же, в Казахстан на поселение, высылают и его жену с сыновьями. Бенуа пытается привлечь к этой несправедливости внимание. Структуры, отвечающие за вооружение, даже просят за него, ходатайствуют о переводе в Горький, чтобы ценный специалист и дальше мог работать – хотя бы в условиях заключения. Жена пишет письма в НКВД, в которых клянётся в своём пролетарском происхождении. Но всё тщетно.

 

Письмо Товарищества механических заводов «Н.Бенуа и Ко», направленное в Главное артуправление Российской империи летом в 1916г. В нём говорится, что Швейцарская сторона не может продать заводу 100 анемометров, необходимых для производства станций, пока не будет выдано удостоверение о том, что они закупаются в интересах государственной обороны (документ предоставлен Юрием Мироновым публикуется впервые)

 

 

В 1936-м органы НКВД пытаются завербовать Бенуа в операцию по похищению из-за границы белых эмигрантов. Чекисты хотели использовать связи и знания французского бывшего аристократа в качестве «подсадной утки», отправив его за рубеж. Но Бенуа отвергает эти гнусные предложения, чем окончательно подписывает себе приговор: его расстреливают как врага народа...

В наше время Николая Бенуа реабилитировали, а его приборы, получившие компьютерное обеспечение, продолжают охранять безопасность нашей страны. Работает и запущенный им завод – «ПОЗиС», который в 1918 году он фактически подарил советской власти. Имя Николая Бенуа, горячего патриота России, нуждается в широком признании и увековечивании. В Зеленодольске ещё стоит дом в «полукамушках», в котором он жил со своей семьёй. Сохранить его для потомства – наша задача.

При подготовке материала были использованы наработки и исследования московского историка военной разведки Юрия Миронова
 

 

Георгий МЮЛЛЕР, историк-краевед
 

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (1)
Осталось символов:
  • 16 апреля 2019 - 16:31
    Без имени
    историк-красавчик