Новости Зеленодольска

Игорь Богаченко: "Для меня такая изоляция подобна расстрелу"

В громком деле о вооружённом разбое и краже 68 миллионов, совершённом 23 января 2015 года, поставлена точка. 26 ноября Зеленодольский городской суд вынес приговор бывшему инкассатору Сбербанка и двоим его подельникам.

Перед окончательным вердиктом председатель суда Андрей Николаев шаг за шагом восстановил картину январских событий и привёл доказательства виновности каждого из сидевших на скамье подсудимых.

Вооружённое нападение

В 11 часов утра 23 января старший смены инкассатор Игорь Богаченко, получив в расчётно-кассовом центре 60-килограммовый мешок, в котором было 63 миллиона рублей, внезапно потребовал от водителя Максима Мёдова изменить маршрут. Когда напарник не подчинился, он выстрелил ему в ногу, приказал выйти вместе с другим инкассатором из служебной машины, сам сел за руль и скрылся. Позже инкассаторский броневик нашли в в микрорайоне Мирный. В нём находились металлические кассеты с пятью миллионами рублей. Полиция объявила план «Перехват», спустя пять дней Богаченко и его подельник репер и свободный фотограф Илья Кострубин были задержаны в Марий Эл, в одном из частных домов деревни Петропавлово. Второй подельник, дядя Богаченко Юрий Зеликов, был задержан за день до этого в Казани.

Дело передано в суд

28 сентября в Зеленодольске начались судебные слушания. 18 ноября гособвинение запросило для Богаченко наказание в виде 15 лет колонии с отбыванием первых четырёх лет в тюрьме и выплатой миллиона рублей штрафа. Подельников Кострубина и Зеликова прокурор Владимир Циома просил приговорить к 12 и 10 годам колонии соответственно и назначить каждому штраф по 500 тысяч рублей.

25 ноября на заседании главный подсудимый выступил с последним словом. Игорь Богаченко попросил прощения у родных за причинённые переживания. Он обратился к суду и гособвинению с просьбой не применять к нему наказание в виде тюремного заключения.

- У меня родился сын, которого я ни разу не видел, свиданий мне не давали. Если будет тюрьма, я его ещё долго не увижу. Для меня такая изоляция подобна расстрелу. О своём поступке я уже миллион раз пожалел. Но это не только моя вина, но и вина банка, который не выплачивал мне зарплату.

Приговор

Реклама

26 ноября состоялось оглашение приговора. Суд счёл вину всех троих подсудимых доказанной. Кострубин и Зеликов пытались убедить, что действовали спонтанно, не договариваясь ни о чём заранее, но представленные факты утверждали - разбой совершила организованная преступная группа по заранее спланированной схеме с чётким распределением роли каждого. Главным действующим лицом в этом деле был Богаченко. Выяснилось, что нападение планировали ещё осенью прошлого года. Но тогда суммы были незначительные, и инкассатор решил, что надо ждать куша побольше.

- Несмотря на то, что фигуранты, пусть и не полностью, вину свою признали, обвинение не учло это признание в качестве смягчающего обстоятельства, - сказал прокурор Владимир Циома, - поскольку оно прозвучало пос­ле того, как правоохранительные органы установили все обстоятельства совершения преступления. Но приняло во внимание наличие малолетних детей у Богаченко и Зеликова, сотрудничество со следствием Кострубина и Зеликова (с их помощью найдены тайники, где были спрятаны деньги). По нескольким статьям суд оправдал подельников инкассатора и признал за ними право на реабилитацию.

В итоге суд приговорил бывшего инкассатора Богаченко к 14 годам колонии, его подельников Кострубина к 8 и Зеликова к 5 годам. Отбывать наказание они будут в колонии строгого режима.

Также суд удовлетворил гражданский иск Сбербанка о взыскании с осуждённых в солидарном порядке 13 миллионов рублей, которые так и не были найдены.

«Сегодня отличный день для добрых дел» - было написано на футболке главного фигуранта. И, казалось бы, суд действительно вынес приговор более мягкий, чем запрашивало гособвинение: дал преступной группе в общей сложности 27, а не 37 лет, отменил штрафы, исключил тюремное заточение. Но родственники решили обжаловать решение в Верховном суде.

Раненый преступниками во время нападения инкассатор Максим Мёдов 10 месяцев находился на больничном, ему сделали пять операций. Дали третью группу инвалидности. В настоящее время он вышел на работу, но пока на маршрут не выезжает.

Из 68 украденных миллионов удалось вернуть 55. Судьба 13 миллионов пока неизвестна.

Богаченко приговорён к 14 годам, Кострубин - к 8, Зеликов - к 5 годам колонии строгого режима.

P.S.

Почему так разнятся характеристики бывшего инкассатора Игоря Богаченко? С одной стороны - бывший морской пехотинец, дружит со спортом, не имеет вредных привычек, находится на хорошем счету у руководства. Тот самый напарник, которого он подстрелил, рассказывал: «Я был уверен - с ним можно пойти в разведку, на него можно положиться».

А другие про него говорили: «Расчётливый, высокомерный, считал себя недооценённым. Любил красиво жить, а денег не хватало. Он брал кредиты, занимал у друзей, а отдавать было нечем, что привело к закономерному в таких ситуациях концу».

- В последнее время есть предпосылки к тому, что происшествия, связанные с деньгами, будут совершаться и в дальнейшем, - высказал мнение глава МВД Татарстана Артём Хохорин. - Да и самосознание нынешней молодёжи скатывается к лихим 90-ым. Поэтому наше ведомство готовится к ним. Многие даже не предполагают, какими возможностями в борьбе с преступностью мы обладаем.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: