Новости Зеленодольска

Георгий МЮЛЛЕР: «Во мне ничего немецкого, кроме фамилии, нет»

На днях 70-летие отметил давний друг нашей газеты, известный зеленодольский и казанский краевед, публицист, защитник архитектурных памятников Георгий Мюллер. Много лет он предоставлял «Зеленодольской правде» уникальные исторические материалы о городе и районе. Накануне круглой даты мы встретились с юбиляром и поговорили о том, как он проникся историей родного края, кем он, носитель немецкой фамилии, считает себя по национальности.

– Георгий Александрович, расскажите о себе...

– Родился в Зеленодольске в 1949 году, в 1956-м пошёл в первый класс школы №3, где проучился восемь лет, десятилетку оканчивал уже в школе №11, в 1966-м трудоустроился на завод имени Серго, где почти пять лет работал электромонтёром связи. В 1970-­м­­ поступил в Казанский пед­институт, диплом получил в 1975-м, после чего два года преподавал историю и обществознание в Айшинской средней школе.

В 1977-м меня назначили директором Большеключинской восьмилетки, которая тогда размещалась в трёх прогнивших кулацких избах, соединённых между собой дощатым коридором: крыша протекала, проводка старая, того и гляди, всё загорится. Предыдущий директор Мидхат Фазылович Гайсин (к слову, участник французского сопротивления) планировал уехать из села, и мне выпало строить с нуля новое здание школы. Но закончив стройку, я оттуда ушёл. Почему? По семейным обстоятельствам: жена уже была доцентом консерватории, жить в деревне и работать в Казани было ей неудобно. И хотя мне обещали квартиру в Больших Ключах, пришлось перебираться в столицу.

Так, с 1980 года я начал работать в Казани, сначала в престижной «английской» школе №18, потом – в 38-ой, но затем получил экономическое образование и с 1990 года и по сей день работаю в казанской гимназии №9 с углублённым изучением французского языка, преподаю экономику.

– Вы известный историк-краевед и вдруг по собственной воле ушли из преподавания профильной науки?

– Признаться, на тот момент я порядком устал от истории, которая в советские времена была слишком заидеалогизированной. Кроме того, я удовлетворил свой интерес в этой области тем, что успел поработать археологом, принимал участие в советско-американской экспедиции на раскопках Вавилона, был в Сирии, Ливане, Ираке. Три года мы вели раскопки в странах Ближнего Востока, по четыре месяца, а то и по полгода я жил в Багдаде, Бейруте, Дамаске, брал за свой счёт отпуск и уезжал. Этот период моей жизни продолжался вплоть до самого переезда в Большие Ключи, был даже вариант остаться в профессиональной археологии, но пришло время устраивать личную жизнь, и я сделал выбор в пользу семьи.

– Когда вы почувствовали тягу к краеведению?

– Известный историк и археолог Альфред Халиков мне как-то сказал: «Не надо рыть в глубь веков –
копайте под ногами!» А поскольку вырос я в семье, где каждый имел богатую биографию, то массу интересных вещей мне приходилось слышать дома. Тогда-то во мне и зародился интерес к потаённой истории нашего края.

Тут грянула перестройка, академик Дмитрий Лихачёв, на встречу с которым я ездил в Санкт-Петербург, объявил, что настало время собирать камни. Рухнула советская цензура, стало можно говорить и писать о том, что было раньше под строжайшим запретом. По всей стране начали возникать краеведческие клубы и кружки. Пошёл поток информации, на этой волне вышли мои первые публикации, сначала в газете «Романовский мост», потом – в «Зелёном Доле» и «Зеленодольской правде». Большое влияние тогда на меня оказали труды местных краеведов Коклюгина и Корсакова, с последним незадолго до смерти мы встречались, и он указал мне, на что нужно обратить особое внимание при собирании истории края.

Однако, по выходу моих публикаций стали раздаваться претензии: не всем нравилось читать горькую правду. Хотя все изложенные мною факты основывались на архивных изысканиях или воспоминаниях живых свидетелей. Меня интересовали, прежде всего, периоды до-, послереволюционные, Гражданской войны, как наиболее искажённые и изолганные. Мой дед Борис Батьков был свидетелем тех трагических событий, и многое, что я от него узнал, ни в одной книге прочесть было нельзя. 

– Знаю, вы очень переживаете за происходящее в «полукамушках».

– Да, ведь это основа города, откуда пошёл весь современный Зеленодольск! Я призывал общественность, мы звонили во все колокола, желая спасти этот комплекс. Сейчас наметились положительные подвижки, и я считаю, что моя заслуга в этом тоже есть. Конечно, большую роль в сохранении исторических домов сыграла моя ученица, советник президента РТ Олеся Балтусова, как раз занимающаяся спасением архитектурных памятников. Надеюсь, «полукамушки», как квартал, будут сохранены.

– А кем вы считаете себя по национальности?

– Моя мама – наполовину удмуртка, наполовину русская, отец – немец, кто я – вопрос интересный: наверное, представляю собой торжество советского интернационала. Но если серьёзно, сам я себя считаю русским: во мне ничего немецкого, кроме фамилии, нет.

– Немного о семье...

– Моя жена Елена Васиановна Порфирьева – профессор казанской онсерватории, музыковед, мои дети – оба научные работники: старший сын Дмитрий окончил с отличием факультет международных отношений КФУ, написал диссертацию, преподаёт в университете политический маркетинг; младший Андрей – тоже доцент КФУ, генетик, преподаёт биологию. Внук Павел – ученик восьмого класса казанской гимназии №2, внучка Екатерина – ученица первого класса казанской школы №94.

– От всей редакции поздравляем вас с юбилеем и надеемся на продолжение сотрудничества, ведь ваши публикации всегда находят отклик у читателей.

Реклама


Блиц-интервью

Ваша любимая кинолента?
– Фильм «Рукопись профессора Виттенбаха», поставленный по новелле Проспера Мериме «Локис».

Вас отправляют на необитаемый остров и разрешают с собой взять одну единственную книгу: какую возьмёте? 
– Томик Пушкина.

Кого вы считаете со времён Рюрика самым выдающимся правителем России?
 – Однозначно, Петра I.

Ваше хобби, помимо краеведения? 
– Бальные танцы.

Любимое блюдо? 
– Салат из помидоров.

Какая музыка нравится больше всего? 
– Романтическая: Шуберт, Шуман, Шопен, из российских композиторов – Чайковский.

 

О нереализованной книге

В настоящее время Георгий Мюллер готовит к выходу статью про жену опального сподвижника Петра I Дарью Меншикову, скончавшуюся при ссылке в Сибирь в районе Нижних Вязовых. Как оказалось, у известного татарстанского публицис­та нет ни одной своей книги, а все его статьи, выходившие в разных газетах и журналах, автор не считал нужным вырезать и складывать в отдельную папочку, в итоге все публикации разрознены!

Мы надеемся, что когда-нибудь этот пробел будет ликвидирован, и все рукописные труды историка-краеведа выйдут в свет в едином издании.

 

Семейное фото. Верхний ряд – родители нашего героя:
Людмила Борисовна Батькова – учитель русского языка школы №3,
Александр Фёдорович Мюллер – главный ветврач Зеленодольска.
Нижний ряд: дед – Борис Николаевич Батьков, инженер отдела капитального строительства завода им.Серго, младший брат Борис, бабушка Екатерина Игнатьевна Ефимова – первый врач-педиатр в нашем городе и первоклассник Гоша Мюллер. 1956г.

 

Приезжая в Зеленодольск, Георгий Александрович (слева) всегда находит время, чтобы заглянуть в редакцию «ЗП». На снимке – с краеведом, внештатным  корреспондентом Анасом Зайнуллиным

 
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: