Новости Зеленодольска

Зеленодольский район

18+
2024 - год Семьи
Новости

Зеленодолец Александр Прокофьев рассказал о своем необычном хобби — нумизматике

Почему коллекционирование многие считают болезнью, можно ли отличить подделку от настоящей монеты и почему вышедший из-под печатного станка брак превращается в дорогостоящий раритет? Об этом и другом беседуем с зеленодольским филокартистом, фалеристом, нумизматом и собирателем редких вещей Александром Прокофьем

Александр Николаевич увлёкся коллекционированием ещё в раннем детстве, вот как он вспоминает то далёкое время:

— Уже в начальных классах у меня были кое-какие монеты. А началось всё со спичечных этикеток: я ходил по железной дороге от станции Паратск вплоть до Атлашкино и собирал выброшенные пассажирами коробочки.
В те ранние годы я ещё не мог определиться с направлением. В моей коллекции было всё — и случайно попавшие ко мне ходовые дореволюционные монеты, и ничего не стоявшие алюминиевые из ГДР, Венгрии и Чехословакии.

Тогда много по рукам ходило всякого — то, что сейчас считается ценным. Серебряные советские полтинники опускали в аквариумы и графины с водой, а царские монеты нередко отдавали «за так». Их можно было найти даже на улице! Это сейчас они все по коллекциям. Так моя баночка из-под монпансье оказалась забитой доверху разношёрстным «железом».

А в начале шестидесятых вышла первая советская юбилейная монета, и я увлёкся уже серьёзно: стал следить за их выходом, у меня появились первые наборы. Купил каталог Петрова, где расписаны все разновидности монет и цены на них. Это сейчас любую информацию можно из интернета получить.
Пошёл уже обмен. Первое время мы собирались в ДК им.Горького, а потом стал ездить в Казань на «блошиный» рынок.

— Есть мнение, что коллекционирование — это, своего рода, диагноз...
— Это действительно как болезнь. Многие, узнав, что я за открытку отдал пятьсот рублей, крутят у виска. Они не знают, что в реальности она стоит ещё дороже. Кому это нужно? Только такому же «больному» человеку, как я. Такого «дурака» ещё надо найти! (ред. — смеётся).

— А что вам интереснее — купюры или монеты?
— Сложно ответить... Есть бонисты, которые специализируются на бумажных деньгах. Но я таких не встречал. Живёт в Зеленодольске один бонист, собирающий купюры и марки, но и он, я точно знаю, от редкой монеты не откажется!
Чаще всего интересы нумизмата шире одного направления, настоящий коллекционер знает цену и тем, и другим вещам. Как устоять, если в твои руки попадает бесценный раритет, пусть даже не по твоему профилю?

— Что становится причиной ценности того или иного экземпляра?
— Как правило, тираж или брак. Вот есть советская двухкопеечная монета 1927 года. У неё маленький тираж, и её стоимость по прошедшим нумизматическим аукционам тянет под 300 тысяч рублей. А с виду она ничем не примечательная.

Или серебряные рубли Петра III — императора, бывшего на престоле всего полгода. Понятно, что за время его короткого правления не могли выпустить много денег, поэтому они сейчас редкие и много стоят.

Но есть брак или нюанс. К примеру, выпущенный в Сибири екатерининский пятак из колыванской меди, условно говоря, стоит 10 тысяч рублей, а с гуртовой надписью — пятьдесят. И ещё их не найти. Для обычного человека эта деталь не имеет ровно никакого значения, а для коллекционера такой пятак большая ценность, потому что редкий. А если он ещё и в хорошем состоянии!..

Ценятся также бракованные монеты, у которых, например, аверс и реверс отчеканены на 180 градусов друг к другу, их называют «перевёрнутыми».
Или к Олимпиаде-80 выпустили рубль с видом Кремля, и на некоторых часы показывают разное время, кто-то это заметил. Теперь монеты с «другими стрелками» стоят бешеных денег, их можно на аукцион выставлять. А если разобраться, ничего такого в них нет.

— Есть интересные истории, связанные с вашим увлечением?
— Будучи в Киеве ещё в советские времена, я отправился на местный рынок в парк Победы, где собирались коллекционеры со всей Украины. И там познакомился с начальником киевского метрополитена, мы с ним даже немного подружились. Он собирал царские юбилейные монеты и очень редкие советские, у него была та самая двушка 1927 года. На мой вопрос, где её раздобыл, он рассказал, что в метрополитене тогда стояли телефонные автоматы, куда бросали, как ты помнишь, по две копейки. Он дал задание связистам перебирать всё, что оказывается в утробе автоматов, пообещав за находку хорошее вознаграждение. Они «копали» две-три недели и нашли! К слову, такая монета была в коллекции у зеленодольского нумизмата Александра Дмитриевича Краузе.

— Сейчас много фальшивок, как не стать жертвой обмана?
— Есть дешёвые китайские подделки, их сразу видно, они тоньше и легче оригинала. А есть дорогие копии, их даже эксперт не отличит. Они сделаны из того же старого серебра, со всеми потёртостями, как будто прошли через тысячи рук, с патиной, если это медь. Идентичность — полная! Первые «екатерининки» стали тоже подделывать: до Екатерины II ассигнации в России вообще не выпускали, это она их ввела. Купюры страшно дорогие, их мало осталось, бумага — материал хрупкий. Поэтому в них есть смысл вкладываться, тем более современная техника позволяет. Фальшивки очень высокого качества, на глаз определить их подлинность тоже невозможно. Подделки на ходовые монеты я могу распознать, а за «крутизну» даже не берусь отвечать. И надо понимать: если тебе предлагают константиновский рубль, которых всего было выпущено восемь штук, то это явная подделка. Сейчас многие перешли на копии. По 200 рублей за штуку можно собрать весь XVIII век. Да, не оригиналы, но что делать, если их уже не купишь. А настоящие будут стоить таких денег, что впору квартиру продавать!

— В нумизматике самое главное даже не то, что ты занимаешься собирательством, а то, что получаешь новые знания, общаешься с интересными людьми. Я, например, близко знаком с легендарным диктором казанского телевидения Абдуллой Дубиным — увлечённым человеком, умницей, коллекционирующим открытки с дореволюционными видами Волги и Казани и выпустившим уже несколько книг на эту тему. Всё это обогащает жизнь человека, продляет её. Пьянчужек в нашей среде нет, — заключает Александр Николаевич.

Самая дорогая монета
Константиновский рубль 1825 года — одна из самых дорогих монет в мире, изготовлена в период между смертью Александра I и восшествием на престол Николая I. Известны всего восемь экземпляров: три в Историческом музее в Москве, Эрмитаже и Смитсоновском институте в Вашингтоне, остальные — в частных коллекциях. На аукционе в 2021 году монета была продана за 2,6 млн долларов!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

 

Теперь новости Зеленодольска вы можете узнать в нашем Telegram-канале, а также читайте нас в «Дзен».


Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев