Новости Зеленодольска

Зеленодольский район

18+
2024 - год Семьи
Новости

«Мы выстояли, но заплатили высокую цену»: Зеленодолец, служивший в 9 роте, рассказал все подробности сражения в Пизгаранском кресте в Панджшере

Зеленодолец Андрей Алексеевич Привалов – участник боевых действий в Афганистане, служил в легендарной 9-й роте, известной нам по одноименному фильму Бондарчука. На его долю выпали не меньшие испытания, чем киногероям. Сегодня мы попросили рассказать только об одном из эпизодов боевого пути – о сражении на Пизгаранском кресте в Панджшере.

Андрей родился в Зеленодольске в 1966 году. Детство провёл здесь, жил с родителями на улице Тургенева. В 16 лет по семейным обстоятельствам уехал в Волгоград, позже жил на Брянщине, ведь все его предки из Брянской области. Окончив железнодорожное профессиональное училище, по распределению был направлен в Москву, работал машинистом тепловоза. В армию призывался из столицы весной 1985 года. 

 

– Андрей Алексеевич, части Советской армии вошли в Афганистан 25 декабря 1979 года, а официальный вывод войск состоялся в феврале 1989 года. Вы попали туда в самый разгар боевых действий?

– Да, в 1985 – 1987 годы в Афганистане была самая «напряжёнка», это была пора, когда моджахеды уже научились воевать. Я служил в 345-м гвардейском отдельном парашютно-десантном полку ВДВ, который участвовал в наиболее сложных операциях. Это был отдельный полк, и все планы разрабатывали прямо в части, подчинялись только штабу армии. Этим и объясняется его эффективность. Возможно, поэтому он и прославился, как самый крутой полк. А когда мы участвовали в общих больших операциях, то порой приходили на место, а «духов» там уже не было, информация «утекала».

 

– Вспоминается поговорка: «Есть в Союзе три дыры: Термез, Кушка и Мары…» В Афганистан вы попали через «учебку», где она располагалась?

– Да, из Москвы нас отправили на три месяца в учебку. Я не знал, куда еду. В поезд посадили так, что автобус с призывниками выехал прямо на перрон. Из двери автобуса сразу в вагон, все окна и тамбуры в дороге были закрыты. Только через сутки разрешили окошки открывать, так как стало жарко и в вагоне вода кончилась. Наша учебка оказалась в Фергане, где жарко и климат чем-то похож на афганский.

В Фергане гоняли крепко, здесь нас уже преду­предили: «Вы все будете там, это учебка специально для Афгана». Через три месяца подготовки полетели из Ташкента в Кабул, оттуда на грузовом АН-12 в Баграм. Я попал в 9-ю парашютно-десантную роту 345-го полка ВДВ.

 

– Вы были знакомы с ребятами, которые стали прототипами для героев фильма «9 рота», ведь это та самая рота, о которой снят одноимённый фильм Бондарчука?

– 9 рота… Я этих ребят готовил, будучи заместителем командира взвода (это были мои подчинённые). Когда я ушёл, через полгода развернулись события, по которым снят фильм Бондарчука. Ушёл на дембель я весной, а бой у высоты 3234, показанный в фильме, развернулся осенью.

Мы до сих пор встречаемся в Москве. Валерий Александрович Востротин, Герой Советского Союза, командир 345-го отдельного гвардейского полка, организовал эти встречи. Сейчас он генерал-полковник, а, будучи ещё командиром роты, участвовал в штурме дворца Амина в декабре 1979 года и других боевых действиях. На встречи приезжают самые разные люди, в том числе и искалеченные, и однорукие, и одноногие, приезжают мои дембеля и мои молодые. 

 

– Что было для вас самым трудным и что было самым страшным в Афганистане?

– Труднее всего терять товарищей. Моя самая страшная война – это моя первая война. (Ред. Андрей называет каждое сражение войной: первая война, вторая...). Расскажу о сражении в декабре 1985 года в Панджшерском ущелье на Пизгаранском кресте. Или, как иногда называют, Панджшерский крест. Это образованный природой крест, стык четырех ущелий в Панджшере.

 

Аэропрот Баграм. Бойцы 345 полка ВДВ. Погрузка в вертолёты перед вылетом в ущелье реки Панджшер

 

 

У меня был друг Владимир Филатов, мы с ним вместе проходили в Москве парашютную подготовку, ещё будучи призывниками. Когда прыгали с парашютом познакомились, подружились. Потом вместе оказались в военкомате, вместе попали в Фергану, затем вместе оказались в одной роте и в одном взводе в Баграме. Кстати, когда нас рассортировывали по ротам, мы очутились в разных, тогда я говорю: «Давай вместе». Он перешел в нашу группу. Держались мы дружно.

Что же произошло 14 декабря 1985 года? Когда выдвинулись в район кишлака Пизгаран, когда лезли по горам, мы ещё ничего не знали, наша задача была просто выйти на блок-посты. Нам противостоял Ахмад Шах Масуд, по прозвищу Панджшерский лев, легендарный полевой командир. Так как это была зона ответственности 345-го полка ВДВ, мы часто перехлёстывались с людьми Ахмад Шаха Масуда. 

Я был тогда ещё рядовой, пулемётчик. Мы поднялись на гору, только закрепились, как внизу началась стрельба. Полковая разведрота, стартовав с аэродрома Баграм, была высажена с вертолётов и шла по основному ущелью – вдоль реки Хазара, там, где она примыкает к ущелью реки Панджшер. По радиосвязи нам передали, что разведчики нарвались на «духов».

По рации запросили: «Кто рядом?» Командир нашей роты капитан Александр Песков с частью сил выдвинулся на помощь, поддерживая огнем. «Давайте, все налегке с лёгким вооружением вниз!» Я, схватив свой пулемёт «ПК», рванул вниз по склону.

 

Пулемётчик Андрей Привалов (слева). Афганистан. Декабрь 1985 г.

 

 

Мой друг и напарник Володя Филатов остался наверху. Он успел сказать мне: «Андрюха, куда ты лезешь, у нас ещё полтора года впереди, успеем навоеваться». Однако никогда не угадаешь, где большая опасность. Получилось так, что он погиб, оставшись на вершине горы.

Когда мы спустились до середины склона, наверху начался грохот, стрельба. По господствующей высоте на хребте, где занимала позицию наша рота, душманы открыли огонь. Через короткое время моджахеды пошли в атаку на позиции наших ребят. Ахмад Шах Масуд бросил на десантников 345-го полка своих лучших бойцов.

«Один взвод вниз, помогать разведчикам, а остальные назад», – скомандовал наш ротный. Бой был ожесточенным, духи стреляли из безоткатных орудий, гранатометов и стрелкового оружия. Здесь разыгралась настоящая трагедия. На стороне противника был численный перевес, но им так и не удалось сбить нашу девятую роту с высоты.

Когда мы поднялись – там был ужас! Самое страшное для меня – это запах палёного мяса, стоны раненых. Пока не прочувствуешь это сам, никогда не поймёшь. Я вытаскивал своего друга из кладки, которую мы строили для двоих. Прямое попадание из гранатомета, он так и остался в этой кладке. Никому не пожелаю увидеть такое…

Получилось так, что нашей роте досталось больше всего, мы выстояли, но заплатили высокую цену. У нас в «девятке» были самые большие потери, 38 человек пошли на задание, многие не вернулись или были серьезно ранены. Своего лучшего друга я потерял на этой войне.

После этого боя многих наградили, рядовому Игорю Чмурову присвоили звание Героя Советского Союза.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

 

 

Теперь новости Зеленодольска вы можете узнать в нашем Telegram-канале, а также читайте нас в «Дзен».

 


Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев