Новости Зеленодольска

Зеленодольск глазами старожила Ильдуса Биктагирова

Наш земляк Ильдус Биктагиров, бывший работник Зеленодольского торга, выпустил недавно двухтомник своих воспоминаний. Несколько глав из этой книги мы представляем вашему вниманию.


Реклама

Во время войны в городе на полную нагрузку работали четыре предприятия: заводы им. Серго и им. Горького, ПФМК и шпалопропиточный. В начале смены каждое из них включало заводские гудки, звучание которых распространялось на всю округу. По тональности звука люди определя­ли, какому заводу они принадлежат.
Громче всех «трубил» «Марбум» из рабочего поселка Лопатино (ныне -
г.Волжск). Гудки включались за полчаса до начала смены. Люди спешили к проходным, стараясь не опаздывать.
В качестве транспорта использовались конные повозки. Исключением была единственная в городе газогенераторная автомашина, работавшая на дровах. В кузове за кабиной водителя стояли котел и ящик с березовыми чурками, на котором восседала истопни­ца. Мужчины, кроме инвалидов и оставленных по броне, были на фронте.
Все организации рас­полагали гужевым транспортом. Содер­жались целые конные парки. Весь транспорт, в том числе населения (включая мотоциклы), был отправлен на фронт. Груз в город поступал по железной дороге, затем развозили лошадьми. Люди не знали о таких механизмах как бульдозер, трактор или автокран. Все погрузо-разгрузочные работы проводи­лись вручную. Строительство вели с приме­нением лопат, тачек и носилок.
ПЕРВЫЕ БАНИ
В годы войны действовали всего две город­ские бани. Они были расположены вблизи террито­рий заводов «Серго» и «Горького».
Среди населения более удачным проектом считалась баня «Металлист». Она имела предбанник, моечное и парное отделения. Строе­ние кирпичное, одноэтажное. Заведение обладало небольшой пропускной способностью, поэтому возникали очереди. Работала баня до поздней ночи. При на­ступлении темноты люди разводили костры. Наиболее завшивевшие снимали рубашки и стряхивали паразитов в костер. Вши, падая в огонь, сгорали и ис­крились, создавая треск, напоминающий горение бертолетовой соли. Жен­щины помогали друг другу расче­сывать волосы.
По выходным иные семьи возле бараков разводили костры. Ставили на них бочки с водой, мы­лись сами и купали в них детей.
Мыло выдавали по талонам в мизерном количестве, к тому же оно было некачественным. Рабочие после смен руки отмывали кто керосином, кто машинным маслом и золой, счастливчики -
мылом. Обтирались ве­тошью, выдаваемой для уборки станков.

…АВТОБУСЫ
Рабочие ходили на работу пешком. Многие добирались из Лопатина, расположенного в 12 км от города. Зимой и летом шли вдоль железнодорожной линии.
В 1953 году в наш город поступили первые десять автобусов. Расположили их у бывшей хлебопекарни напротив проходной ПФМК. Люди, привыкшие ходить пешком и не желавшие пла­тить за проезд, сначала не пользовались общественным транспортом. Чтобы приучить людей к нему, было решено какое-то время перевозить пассажиров бесплатно.
«НАХАЛЬНЫЕ» ПОСЕЛЕНИЯ
С ростом производства увеличивалась и потреб­ность в рабочей силе. В город стали прибы­вать люди из близлежащих деревень. Не каж­дому хватало комму­нального жилья. И переселенцы сколачивали «засыпушки» сами.
Стали стихийно возникать поселения, называемые в народе «нахальными». Без разрешения местных властей возводить строения запрещалось. Но в законе была ла­зейка - если лачуга вовремя не была обнаружена, а в ней уже оборудована печь, успели заселиться люди, то власти не имели права снести постройку. В таком случае оформляли домовые книги. С этого дня самозастройщики приобретали права граждан города и право на получение продовольственных карточек.
В городе было несколько «нахаловок». Одна из них - «Кабачище» - располагалась на берегу затона в восточной части города, за территорией завода «Металлист». Другая находилась, вблизи «серговского» цеха №15. Поселок «Кирпичный» был расположен у Волги, в западной части города. Четвертое поселение выросло на островке затона напротив ПФМК. В народе оно именовалось «Пьяным поселком». Летом связь с берегом здесь поддерживали на лодках.
Все эти поселения с 1957 года начали постепенно сносить, так как началось массовое жилищное строительство, как по методу горьковчан, так и домов, прозванных «хрущевками». Возводили многоэтажки с участием нуждающихся в жилье. К домам подводили централизованное отопление, канализацию и водопровод.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: