Новости Зеленодольска

Как бывший житель Зеленодольска производил задержание зятя Брежнева. Продолжение истории

Мы продолжаем рассказ о том, как наш земляк Равиль Вафин, работавший следователем по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР, вместе со своими коллегами распутывал клубок преступлений по знаменитому «хлопковому делу».

 

Продолжение. Начало в №61

 

 

Во второй половине 1980-х к власти пришёл Михаил Горбачёв, объявивший о перестройке: страна должна была очиститься от всего замшелого и идти вперёд – в светлое будущее, где нет коррупции и взяток.

Правоохранительные органы активно вскрывали язвы эпохи застоя, и начало этому процессу было положено ещё при Юрии Андропове, а наиболее громкий процесс раскручивался в Средней Азии. Зеленодолец Равиль Вафин оказался в самой гуще событий.

Наш собеседник рассказывает, как партийные руководители и высокопоставленные милиционеры Узбекистана шли на всякие ухищрения, чтобы задоб­рить вышестоящих лиц. Например, какому-нибудь большому начальнику дарили торт с «секретом», из которого извлекали нутро, а пустоту заполняли купюрами. Видимо, торты были немаленькие, в них помещалось до 50 тысяч рублей – гигантская сумма по тем временам, на которую можно было купить на чёрном рынке пять автомобилей «Волга»!

Или дарили роскошные вазы с портретом именинника. Юбиляр, принимая подарок, уже по весу понимал: самое главное внут­ри, а не снаружи.

При обысках следователи находили деньги в самых различных местах. Материальные ценности закапывали под деревьями, заколачивали упакованными в пакетики в дверные косяки, закатывали в трёхлитровые банки, вставляли в асбес­товые трубы с запечатанными концами, утапливая их в проложенные по саду арыки. Незаконно нажитые капиталы материализовались в золотые изделия, ювелирные украшения и ткани. Особенно ценились драгоценные камни красного цвета – их находили в каждой заначке. А у одного из высокопоставленных сотрудников местного МВД обнаружили эротические журналы, тот умолял, чтобы его не привлекли за распространение порнографии – позор на всю республику!

Так, эпизод за эпизодом нити из распутываемого клубка повели на «самый верх», все основные фигуранты «хлопкового дела» уже сидели в Лефортовской тюрьме, и дальнейшая работа переместилась в Москву.

Молодой сотрудник Равиль Вафин на всех этапах расследования зарекомендовал себя исполнительным, щепетильным и знающим нюансы процедур работником. И это не прошло мимо внимания руководства. В начале 1988-го он уже следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР. Выходец из Зеленодольска входил в элиту правоохранителей: на весь Союз следователей с таким статусом насчитывалось всего несколько десятков человек. Не случайно ему и ещё двум его коллегам доверили задержать зятя самого Брежнева – бывшего замминистра внутренних дел СССР Юрия Чурбанова! Равиль Джагфарович рассказал, как это происходило:

– Чурбанова вызвали к начальнику следственной части Прокуратуры СССР Герману Каракозову в Благовещенский переулок, 10 – якобы на допрос в качестве свидетеля. Для надёжности задержание решили провести в лифте, чтобы наш подопечный не смог броситься в лестничный пролёт. 

В назначенное время я вместе с Виталием Музалевским и Михаилом Белотуровым пошли его встречать, спустились на первый этаж. Чурбанов явился вовремя, я встретил его, проводил к лифту, в котором мы его тут же обступили. Чурбанов сразу всё понял, хотя держался с достоинством, стараясь скрыть невольное волнение. А я обратил внимание на то, что мужчина он был видный: высокий, статный – Галина Леонидовна не зря выбрала его.

Реклама

 

Оперативная съёмка: процедура изъятия, проведённая в доме учителя, которому передал на хранение свои ценности первый секретарь Каракалпакского обкома партии Каллибек Камалов, проходивший по «хлопковому» делу, справа – Равиль Вафин. Октябрь 1986г.

 

 

При выходе из лифта мы перекрыли ему выход на лестничную площадку и проводили в приёмную начальника следственной части, откуда я завёл его в кабинет к Каракозову, где его встречали Гдлян и Иванов. Чурбанову предъявили постановление о заключении под стражу, составили протокол задержания.

Поместили в Лефортово, где следователи Гдлян, Иванов и Миртов проводили с ним следственные мероприятия. 

Нашему земляку довелось неоднократно допрашивать Чурбанова и организовывать одну из очных ставок. 

В ходе допросов прояснилось, что Чурбанов получил взятку от Куд­рата Эргашева, чтобы способствовать его назначению на пост главы МВД Узбекистана. Он признал, что подношения были обычным делом и, проснувшись утром в гостинице, часто обнаруживал в карманах мундира купюры. Но кто ему их давал – не помнил. Забывчивость объяснял бурными возлияниями накануне, а на очных ставках соглашался: «Раз человек утверждает, что он давал мне деньги, значит, так оно и было».

Об увлечении алкоголем «зятя №1» было известно всем, кому приходилось с ним по службе иметь дело.

– Сотрудники милиции в аэропортах, через которые пролетал Юрий Чурбанов, рассказывали, что он любил, чтобы перед ним расстилали красную дорожку и накрывали стол, на котором обязательно должен стоять коньяк, – вспоминает Равиль Джагфарович. – Гость заходил, смотрел и, если его всё устраивало, хвалил: «Молодцы, ребята!». Потом выпивал стакан коньяка и удалялся довольный по дорожке к подъехавшему автомобилю, который его мчал к трапу самолёта.

 

Продолжение следует
 

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: